Влияние аспирина в низких дозах в сочетании с витамином Е на частоту задержки внутриутробного развития плода и гемореологические показатели беременных с гестационной артериальной гипертензией

Резюме

Цель - изучить влияние ацетилсалициловой кислоты в низких дозах в сочетании с витамином Е на частоту задержки внутриутробного развития плода и гемореологические показатели беременных с гестационной артериальной гипертензией.

Материал и методы. Были обследованы 134 пациентки, находившиеся в стационаре с ноября 2017 г. по ноябрь 2020 г. Исходя из назначаемого метода лечения, пациенток случайным образом распределяли либо в группу наблюдения, либо в контрольную группу. В группу наблюдения были включены 67 пациенток в возрасте 20-37 лет (средний возраст 25,7±2,75 года). В контрольную группу были включены 67 пациенток в возрасте 21-35 лет (средний возраст 26,3±3,17 года). Статистически значимых различий между двумя группами выявлено не было (р>0,05).

Результаты. В группе наблюдения отмечали меньшее количество случаев послеродового кровотечения и задержки внутриутробного развития плода в сравнении с контрольной группой. Общая частота возникновения данных осложнений также была ниже, чем в контрольной группе. Были отмечены статистически значимые различия в указанных выше результатах (p<0,05). Число пациенток с преждевременными родами в группе наблюдения было меньше, чем в контрольной группе, но значимой разницы в результатах выявлено не было (p>0,05). Окружность головы, окружность живота, бипариетальный размер и длина бедра плода в контрольной группе и группе наблюдения значительно увеличились после лечения (p<0,05). По сравнению с контрольной группой окружность головы, окружность живота, бипариетальный размер и длина бедра в группе наблюдения увеличились в большей степени после лечения, но результаты были статистически неудовлетворительными (p<0,05). Систолическое артериальное давление (САД), диастолическое артериальное давление (ДАД) и среднее артериальное давление в контрольной группе и группе наблюдения значительно снизились после лечения, межгрупповое различие было статистически значимым (p<0,05). По сравнению с контрольной группой САД, ДАД и среднее артериальное давление в группе наблюдения после лечения снизились в большей степени (p<0,05). Уровни вязкости плазмы, высокой и низкой динамической вязкости цельной крови в контрольной группе и группе наблюдения значительно снизились после лечения, межгрупповое различие было статистически значимым (p<0,05). По сравнению с контрольной группой уровни вязкости плазмы, высокая и низкая динамическая вязкость цельной крови в группе наблюдения снизились после лечения в большей степени (p<0,05). В контрольной группе и группе наблюдения САД/ДАД и индекс пульсации плода значительно снизились после лечения, межгрупповое различие было статистически значимым (p<0,05). По сравнению с контрольной группой САД/ДАД и индекс пульсации плода в группе наблюдения после лечения снизились в большей степени, но результаты были статистически неудовлетворительными (p<0,05).

Заключение. Ацетилсалициловая кислота в низких дозах в сочетании с витамином Е эффективна при лечении задержки внутриутробного развития плода у пациенток с гестационной артериальной гипертензией. Препарат может эффективно контролировать артериальное давление и кровоток у пациенток и новорожденных и улучшать исходы беременности без увеличения частоты нежелательных реакций. Продвижение препарата для применения в клинической практике является целесообразным.

*Авторское право © 2022 Tengfei Shan et al. Эта статья находится в открытом доступе в соответствии с условиями лицензии Creative Commons "С указанием авторства", которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе, при условии правильного цитирования оригинала.

Shan T., Wang P., Fang F. Effects of Low-Dose Aspirin Combined with Vitamin E on the Incidence of Intrauterine Growth Restriction and Hemorheological Indexes of Pregnant Women in Patients with Gestational Hypertension. Comput Math Methods Med. 2022; 2022: 6328807. Published 2022 Feb 21. DOI: https://doi.org/10.1155/2022/6328807

Введение

Гестационная артериальная гипертензия (ГАГ), также известная как синдром артериальной гипертензии, обусловленный беременностью, определяется как артериальная гипертензия [систолическое артериальное давление (САД) не менее 140 мм рт.ст. или диастолическое артериальное давление (ДАД) не менее 90 мм рт.ст.] у беременных с изначально нормальным артериальным давлением (АД), регистрируемая после 20 нед беременности [1-3]. Частота артериальной гипертензии (АГ), связанной с беременностью, составляет 10% и является важной причиной материнских и перинатальных осложнений, а также летальных случаев [4, 5]. АГ, связанная с беременностью, считается фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний у женщин и задержки внутриутробного развития плода [6]. Частота встречаемости задержки внутриутробного развития плода (ЗВУР) [7, 8] определяется при регистрации значений ниже нормы. Частота возникновения ЗВУР в слаборазвитых/развивающихся странах в 6 раз выше, чем в развитом Китае, и может быть также повышена в странах с низким и средним уровнями дохода [9, 10]. Частота регистрации ЗВУР варьирует в зависимости от страны, популяции и расы, снижаясь по мере уменьшения гестационного возраста. Много младенцев со ЗВУР выявляют на азиатском континенте (около 75% всех новорожденных) [11, 12]. Существует 3 формы ЗВУР: асимметричная, симметричная и смешанная. Пациенты с диагностированной ЗВУР находились в группе высокого риска развития ожирения, сердечно-сосудистых заболеваний, АГ и сахарного диабета в более позднем возрасте [13]. Целью данного исследования было изучение влияния ацетилсалициловой кислоты в низких дозах в сочетании с витамином Е на частоту задержки внутриутробного развития плода и гемореологические показатели у пациенток с ГАГ.

Материал и методы

Были обследованы 134 пациентки с ГАГ, находившиеся на лечении в Первой народной больнице района Линьпин в период с ноября 2017 г. по ноябрь 2020 г. Исходя из назначаемого лечения пациенток случайным образом распределяли либо в группу наблюдения, либо в контрольную группу. В группу наблюдения были включены 67 пациенток в возрасте 20-37 лет (средний возраст 25,7±3,26 года). В контрольную группу были включены 67 пациенток в возрасте 21-35 лет (средний возраст 26,3±3,17 года). Статистически значимых различий в исходных данных между 2 группами выявлено не было (р>0,05).

Критерии включения: соответствие диагностическим критериям ГАГ [1, 2]; отсутствие в анамнезе АГ до наступления беременности; отсутствие антигипертензивного лечения в течение последних 14 дней; пациентки и члены их семьи знали о цели и о том, как будет проходить экспериментальное исследование, и подписали информированное согласие.

Критерии исключения: лекарственная аллергия; тяжелое нарушение функции почек и печени; наличие злокачественной опухоли; пациентки, страдающие психическими и другими когнитивными или коммуникативными расстройствами; гестационный сахарный диабет.

Медикаментозное лечение. Пациентки в обеих группах прошли стандартное медицинское обследование, включая оценку функции печени, гематологический анализ, определение АД, регистрацию данных электрокардиографии (ЭКГ) и сдали анализ для выявления протеинурии. В то же время им были рекомендованы достаточный отдых и соблюдение диеты с низким содержанием натрия, а также получение стандартного клинического лечения (антигипертензивными, седативными и диуретическими препаратами). Пациентки контрольной группы принимали витамин Е в дозировке 50 мг внутрь 3 раза в сутки. Пациентки в группе наблюдения получали ацетилсалициловую кислоту в дозировке 50 мг внутрь 1 раз в сутки и витамин Е по 50 мг/прием 3 раза/сут.

Показатели клинического наблюдения

Исходы беременности в 2 группах. В число регистрируемых исходов беременности в 2 группах вошли: количество пациенток с дистресс-синдромом плода, послеродовым кровотечением, преждевременными родами и ЗВУР плода.

Параметры роста и развития плода: окружность головы, живота, бипариетальный размер и длина бедра у плода/ новорожденного до лечения и сразу после рождения.

Изменения показателей АД. Показателями считали САД, ДАД и среднее АД до (за 1 нед до родов) и после лечения в 2 группах.

Гемореологические показатели. 5 мл венозной крови забирали натощак до и после лечения. Вязкость плазмы, низкую и высокую динамическую вязкость цельной крови и вязкость плазмы регистрировали с помощью вискозиметра крови.

Кровоток в пупочной артерии. С помощью ультразвуковой диагностической системы с цветовым допплером измеряли САД/ДАД у плода и индекс пульсации.

Статистический анализ. Все данные в этом исследовании были собраны с помощью программного обеспечения SPSS19.0 для статистического анализа. Для данных измерений применяли t-критерий Стьюдента. Также для работы с данными использовали критерий χ2. Значение р<0,05 считалось статистически значимым.

Результаты

Сравнение исходов беременности между 2 группами. В группе наблюдения отмечали большее количество случаев послеродового кровотечения и задержки внутриутробного развития плода в сравнении с контрольной группой, при этом общая частота возникновения этих явлений была ниже, чем в контрольной группе. Данные клинические исходы статистически значимо различались между группам (р<0,05). Количество случаев преждевременных родов в группе наблюдения было меньше, чем в контрольной группе. Однако различия по данному показателю между группами были статистически незначимы (р>0,05), как показано в табл. 1.

Таблица 1. Сравнение исходов беременности между 2 группами (x ± s)

Сравнение параметров роста и развития плода. После лечения окружность головы, живота, бипариетальный размер и длина бедра плода в контрольной группе и группе наблюдения статистически значимо увеличились по сравнению с показателями до лечения. Результаты были статистически значимыми (р<0,05).

По сравнению с контрольной группой окружность головы, живота, бипариетальный размер и длина бедра в группе наблюдения увеличились в большей степени после лечения, но результаты были статистически неудовлетворительными (р<0,05) (подробная информация представлена в табл. 2).

Таблица 2. Сравнение параметров роста и развития плода, см (x ± s)

Примечание. В табл. 2-5: * - по сравнению со значением до лечения, р<0,05; # - по сравнению с контрольной группой, р<0,05.

Изменения показателей АД в 2 группах. После лечения САД, ДАД и среднее АД в контрольной группе и группе наблюдения были статистически значимо ниже, чем до лечения (р<0,05). По сравнению с контрольной группой САД, ДАД и среднее АД в группе наблюдения после лечения снизились в большей степени, и результаты были статистически значимыми (р<0,05) (подробная информация представлена в табл. 3).

Таблица 3. Сравнение показателей артериального давления между 2 группами, мм рт.ст. (x ± s)

Сравнение гемореологических показателей между 2 группами. После лечения уровни вязкости плазмы, высокой и низкой динамической вязкости цельной крови в контрольной группе и группе наблюдения статистически значимо снизились по сравнению с показателями до лечения (р<0,05). По сравнению с контрольной группой уровни вязкости плазмы, высокой и низкой динамической вязкости цельной крови в группе наблюдения после лечения снизились в большей степени, и результаты были статистически значимыми (р<0,05) (подробная информация представлена в табл. 4).

Таблица 4. Сравнение гемореологических показателей между 2 группами, мПА×с (x ± s)

Сравнение кровотока в пупочной артерии между 2 группами. После лечения САД/ДАД и индекс пульсации у плода в контрольной группе и группе наблюдения статистически значимо снизились по сравнению с показателями до лечения (р<0,05). По сравнению с контрольной группой САД/ДАД и индекс пульсации у плода в группе наблюдения после лечения снизились в большей степени, и результаты были статистически значимыми (р<0,05) (подробная информация представлена в табл. 5).

Таблица 5. Сравнение кровотока в пупочной артерии между 2 группами (x ± s)

Обсуждение

Рост и развитие с момента зачатия и на протяжении всей жизни происходят непрерывно. Однако большинство изменений происходит в пренатальный период, и любое вмешательство в эти ранние и сложные процессы может иметь последствия для дальнейшей жизни [14, 15]. ЗВУР определяется как неспособность плода достичь своего "потенциала роста", что составляет 7-10% всех случаев беременности [16, 17], при этом риск внутриутробной гибели плода при ЗВУР повышается в 5-10 раз. Частота возникновения ЗВУР в перинатальном периоде довольно высока, как и риск развития отдаленных клинических последствий (включая нарушение когнитивного развития и дефекты сердечно-сосудистой системы в постнатальном периоде) [18-20]. Однако в течение жизни на человека воздействуют многочисленные факторы, которые могут ослаблять или усиливать различия, наблюдаемые при внутриутробной задержке развития плода (ВЗРП) и ранней ВЗРП [21, 22]. При последующем клиническом наблюдении за детьми с ЗВУР у большинства новорожденных и детей раннего возраста наблюдается чрезмерное увеличение массы тела, также известное как компенсаторный рост [23]. Таким образом, ЗВУР является фактором риска позднего ожирения [24].

Новорожденные считаются группой риска по дефициту витамина Е, что может быть связано с ограниченным проникновением токоферола через плаценту и привести к снижению уровня витамина Е в сыворотке крови и тканях при рождении, особенно у недоношенных детей [25, 26]. Дефицит витамина Е может ограничивать внутриутробный рост плода, исходя из гипотезы о том, что витамин Е обладает способностью повышать уровни высвобождения простагландинов I2 и Е2. Простагландины I2 и E2 обладают сосудорасширяющим действием, что способствует улучшению кровоснабжения плода [27]. ЗВУР является одной из ведущих причин развития неонатальных осложнений и смертности. Также данный вид патологии может привести к развитию различных заболеваний во взрослом состоянии, в особенности это касается патологии сердечно-сосудистой системы. Ацетилсалициловая кислота обладает фармакологическими эффектами, в том числе противовоспалительным, обезболивающим, антикоагулянтным и ингибирующим агрегацию тромбоцитов. В то же время она снижает чувствительность сосудов, эффективно предотвращая тромбообразование и усиливая кровоток [28]. В акушерстве низкие дозы ацетилсалициловой кислоты эффективно профилактируют преждевременные роды и преэклампсию у женщин из группы высокого риска на сроке беременности <37 нед [29]. Кроме того, низкие дозы помогают контролировать АД в пределах нормальных значений, проявляют антикоагулянтные свойства. Витамин Е может способствовать росту плода. Комбинированное лечение может повысить эффективность лекарственных препаратов.

Проведенное исследование показало, что количество пациенток с послеродовыми кровотечениями и ЗВУР плода в группе наблюдения было меньше, чем в контрольной группе. Общая частота возникновения данных явлений была также ниже, чем в контрольной группе. Окружность головы, живота, бипариетальный размер и длина бедра в контрольной группе и группе наблюдения значительно увеличились после лечения. САД, ДАД и среднее артериальное давление в контрольной группе и группе наблюдения были значительно ниже, чем до лечения. Уровни вязкости плазмы, высокой и низкой динамической вязкости цельной крови в контрольной группе и группе наблюдения значительно снизились по сравнению с этими показателями до лечения. После лечения САД/ДАД и индекс пульсации у плода в контрольной группе и группе наблюдения значительно снизились по сравнению с этими показателями до лечения.

Эффект низких доз ацетилсадициловой кислоты в сочетании с витамином Е при лечении ЗВУР плода у пациенток с ГАГ является достоверным. Препарат может эффективно контролировать АД и кровоток у пациенток и новорожденных, улучшая исходы беременности без увеличения частоты нежелательных реакций. Целесообразно продвижение препарата для применения в клинической практике.

Доступность данных. Данные, используемые для подтверждения результатов данного исследования, включены в статью.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в связи с публикацией данной статьи.

Благодарности. Это исследование спонсируется Первой народной больницей района Линьпин, Ханчжоу, Китай.

Литература/References

1.Wisner K. Safety bundle for severe hypertension during pregnancy and postpartum. MCN Am J Matern Child Nurs. 2018; 43 (3): 171.

2. Bernstein P.S., Martin J.N., Barton J.R., et al. Consensus bundle on severe hypertension during pregnancy and the postpartum period. J Obstet Gynecol Neonatal Nurs. 2017; 46 (5): 776-87.

3. Antwi E., Amoakoh-Coleman M., Vieira D.L., et al. Systematic review of prediction models for gestational hypertension and preeclampsia. PLoS One. 2020; 15 (4): e0230955.

4. Braunthal S., Brateanu A. Hypertension in pregnancy: pathophysiology and treatment. SAGE Open Med. 2019; 7: 205031211984370.

5. Butalia S., Audibert F., Cote A.M., et al. Hypertension Canada’s 2018 guidelines for the management of hypertension in pregnancy. Can J Cardiol. 2018; 34 (5): 526-31.

6. Tranquilli A.L., Dekker G., Magee L., et al. The classification, diagnosis and management of the hypertensive disorders of pregnancy: a revised statement from the ISSHP. Pregnancy Hypertens. 2014; 4 (2): 97-104.

7. Timalsina U., Andrasovich A., Kupferman F.E., Viswanathan K., Ericksen K. Reversal of opioid intoxication in an infant with intrauterine growth restriction with a single dose of naloxone. Cureus. 2021; 13 (10): e18908.

8. Chen C.-P., Lan F.-H., Chern S.-R. et al. Prenatal diagnosis of mosaic trisomy 16 by amniocentesis in a pregnancy associated with abnormal first-trimester screening result (low PAPP-A and low PlGF), intrauterine growth restriction and a favorable outcome. Taiwan J Obstet Gynecol. 2021; 60 (6): 1107-11.

9. Madden J.V., Flatley C.J., Kumar S. Term small-for-gestational-age infants from low-risk women are at significantly greater risk of adverse neonatal outcomes. Am J Obstet Gynecol. 2018; 218 (5): 525-59.

10. Szentpeteri I., Rab A., Kornya L., Kovács P., Brubel R., Joó J.G. Placental gene expression patterns of endoglin (CD105) in intrauterine growth restriction. J Matern Fetal Neonatal Med. 2014; 27 (4): 350-4.

11. Milnerowicz-Nabzdyk E., Bizon A. Effect of cigarette smoking on vascular flows in pregnancies complicated by intrauterine growth restriction. Reprod Toxicol. 2014; 50: 27-35.

12. Martin-Estal I., de la Garza R.G., Castilla-Cortazar I. Intrauterine growth retardation (IUGR) as a novel condition of insulin-like growth factor-1 (IGF-1) deficiency. Rev Physiol Biochem Pharmacol. 2016; 170: 1-35.

13. Zhu Y.-D., Bian J.-Y., Liao Y.-P., et al. Retrospective validation of 11-13 weeks’ gestation ultrasound characteristics as predictive tools for twin-twin transfusion syndrome and selective intrauterine growth restriction in monochorionic diamniotic twin pregnancies. Ann Transl Med. 2021; 9 (18): 1417.

14. Cyganek A., Pietrzak B., Kociszewska-Najman B., et al. Intrauterine growth restriction in pregnant renal and liver transplant recipients: risk factors assessment. Transplant Proc. 2014; 46 (8): 2794-7.

15. Wallenstein M.B., Harper L.M., Odibo A.O., et al. Fetal congenital heart disease and intrauterine growth restriction: a retrospective cohort study. J Matern Fetal Neonatal Med. 2012; 25 (6): 662-5.

16. Bahtiyar M.O., Copel J.A. Cardiac changes in the intrauterine growth-restricted fetus. Semin Perinatol. 2008; 32 (3): 190-3.

17. Yeste N., Gómez N., Vázquez-Gómez M., et al. Polyphenols and IUGR pregnancies: intrauterine growth restriction and hydroxytyrosol affect the development and neurotransmitter profile of the hippocampus in a pig model. Antioxidants. 2021; 10 (10): 1505.

18. Jaeckle Santos L.J., Li C., Doulias P.T., Ischiropoulos H., Worthen G.S., Simmons R.A. Neutralizing Th2 inflammation in neonatal islets prevents β-cell failure in adult IUGR rats. Diabetes. 2014; 63 (5): 1672-84.

19. Rashid C.S., Lien Y.C., Bansal A., et al. Transcriptomic analysis reveals novel mechanisms mediating islet dysfunction in the intrauterine growth-restricted rat. Endocrinology. 2018; 159 (2): 1035-49.

20. Bahrami R., Schwartz D.A., Karimi-Zarchi M., et al. Meta-analysis of the frequency of intrauterine growth restriction and preterm premature rupture of the membranes in pregnant women with COVID-19. Turk J Obstet Gynecol. 2021; 18 (3): 236-44.

21. Simoncini S., Coppola H., Rocca A., et al. Endothelial colonyforming cells dysfunctions are associated with arterial hypertension in a rat model of intrauterine growth restriction. Int J Mol Sci. 2021; 22 (18): 10159.

22. Benítez-Marín M.J., Marín-Clavijo J., Blanco-Elena J.A., Jiménez-López J., González-Mesa E. Brain sparing effect on neurodevelopment in children with intrauterine growth restriction: a systematic review. Children. 2021; 8 (9): 745.

23. Ferrari F., Ferrari F.A., Negri B., et al. Uterine torsion and intrauterine growth restriction: case report and systematic literature review. J Obstet Gynaecol Res. 2021; 47 (12): 4224-31.

24. Brown A.S., Wieben M., Murdock S., et al. Intrauterine growth restriction causes abnormal embryonic dentate gyrus neurogenesis in mouse offspring that leads to adult learning and memory deficits. eNeuro. 2021; 8 (5): ENEURO.0062-21. 2021.

25. Ornoy A., Tsadok M.A., Yaffe P., Zangen S.W. The Cohen diabetic rat as a model for fetal growth restriction: vitamins C and E reduce fetal oxidative stress but do not restore normal growth. Reprod Toxicol. 2009; 28 (4): 521-9.

26. Gäreskog M., Eriksson U.J., Wentzel P. Combined supplementation of folic acid and vitamin E diminishes diabetes-induced embryotoxicity in rats. Birth Defects Res Pt A Clin Mol Teratol. 2006; 76 (6): 483-90.

27. Hafez S.M.N.A., Elbassuoni E., Abdelzaher W.Y., et al. Efficacy of vitamin E in protection against methotrexate induced placental injury in albino rats. Biomed Pharmacother. 2021; 139: 111637.

28. Bujold E., Roberge S., Lacasse Y., et al. Prevention of preeclampsia and intrauterine growth restriction with aspirin started in early pregnancy. Obstet Gynecol. 2010; 116 (2): 402-14.

29. Roberge S., Odibo A.O., Bujold R. Aspirin for the prevention of preeclampsia and intrauterine growth restriction. Clin Lab Med. 2016; 36 (2): 319-29.

ГЛАВНЫЕ РЕДАКТОРЫ
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Сухих Геннадий Тихонович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, директор ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Cавельева Галина Михайловна
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии педиатрического факультета ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Радзинский Виктор Евсеевич
Член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии с курсом перинатологии медицинского факультета ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов»
Конгресс Право на жизнь
РОСМЕДОБР 2021
Вскрытие
Медицина сегодня
"Бронхоэктазы: муковисцидоз и не только..."

Уважаемые коллеги, приглашаем принять участие в конференции "Бронхоэктазы: муковисцидоз и не только..." в Воронеже, которая состоится с 23 по 24 июня Организаторы: · Общероссийская общественная организация "Российское общество медицинских генетиков"; · НМИЦ...

7-8 июня 2022 года "Фёдоровские чтения" объединили молодых талантливых офтальмологов

7-8 июня 2022 года "Фёдоровские чтения" объединили молодых талантливых офтальмологов Летний сезон Общество офтальмологов России открыло Всероссийской научно-практической конференцией с международным участием "Фёдоровские чтения"! Это одно из немногих российских...

RHINOLOGY WORLD CONGRESS 2022 IRS-ISIAN

На 2022 год запланирован новый этап в развитии отечественной ринологии - впервые в России будет проведен RHINOLOGY WORLD CONGRESS 2022 IRS - ISIAN . Это грандиозное мероприятие объединит два ключевых события мировой ринологической науки: 22-й Конгресс Международного...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»