Острая гинекологическая патология во время беременности

Резюме

Проблема острого живота во время беременности - одна из самых сложных в медицине, так как она объединяет большую группу острых заболеваний органов брюшной полости и малого таза, угрожающих жизни не только матери, но и плода. Статья представляет данные анализа методов лечения при гинекологической патологии во время беременности.

Цель исследования - анализ методов лечения острых гинекологических заболеваний у женщин во II и в III триместрах беременности.

Задачи исследования - изучить структуру острых гинекологических заболеваний у женщин и оценить эффективность лечебно-диагностической тактики при острых гинекологических заболеваниях во время беременности.

Обсуждение. На сегодняшний день в отечественной и зарубежной литературе представлено небольшое количество публикаций, освещающих проблему острой гинекологической патологии во время беременности. В настоящий момент отсутствует единый подход к выбору методов хирургического и консервативного лечения, что позволило бы улучшить клинические исходы.

Заключение. Использование усовершенствованного лечебно-диагностического алгоритма во время беременности при ургентных состояниях поможет улучшить показатели диагностики и лечения, а также определить оптимальные сроки и объем оперативного вмешательства.

Ключевые слова:острый живот; беременность; некроз миоматозного узла; перекрут придатков

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования: Ящук А.Г., Фаткуллина Д.А., Фаткуллина И.Б., Мингареева К.Н., Зайнуллина Р.М. Острая гинекологическая патология во время беременности // Акушерство и гинекология: новости, мнения, обучение. 2022. Т. 10, № 2. С. 39-46. DOI: https://doi.org/10.33029/2303-9698-2022-10-2-39-46

Острая боль в животе считается одной из самых частых жалоб в гинекологической и хирургической практике. Зачастую для постановки заключительного диагноза необходимо прибегнуть к хирургическому вмешательству. Подробный сбор анамнеза, тщательное физикальное исследование, дифференциальная диагностика и выбор тактики лечения требуют времени. Промедление может привести к сильному ухудшению состояния и даже стать причиной летального исхода.

Проблема острого живота во время беременности - одна из самых сложных в медицине, так как она объединяет большую группу острых заболеваний органов брюшной полости и малого таза, угрожающих жизни не только матери, но и плода [1].

Согласно данным научной литературы, в современной акушерско-гинекологической службе высок процент ошибок, допускаемых при дифференциальной диагностике острых неотложных состояний у беременных.

Чаще всего гинекологи оценивают ургентные состояния как острые хирургические патологии. Согласно данным Р.И. Миннулина и соавт., в 12,5% случаев причиной предварительного диагноза "острый аппендицит" послужила миома матки с нарушением питания узла [2]. На сегодняшний день в литературе мало данных по ургентным состояниям в акушерстве; это связано с недостаточностью диагностики острой гинекологической патологии. Хирургическая патология диагностируется достоверно лучше, чем гинекологическая, с помощью традиционного алгоритма. В связи с этим необходима детальная и скрупулезная оценка острой гинекологической патологии у беременных.

Выяснение причин острой боли в животе при беременности подобно головоломке, для решения которой необходимо множество сопоставляющих факторов. Кроме того, немаловажны своевременная диагностика, адекватное решение возникающих организационных вопросов, а также оказание квалифицированной помощи на догоспитальном этапе и верная маршрутизация пациентов.

Задержка в диагностике и предоставлении окончательно утвержденной схемы лечения представляет собой наиболее распространенную причину плохого клинического исхода для матери и плода [3].

Есть несколько причин для задержки постановки верного диагноза. Зачастую пациент и врач приписывают важные для жизненных показателей признаки и симптомы заболевания к физиологическим изменениям, характерным для беременности.

Кроме того, нежелание выполнять некоторые диагностические и хирургические процедуры во время беременности часто приводят к задержке постановки диагноза и назначению окончательно утвержденной схемы лечения [4].

Причиной острого живота во время беременности могут стать сама беременность, состояния, связанные с нею, либо состояния, часто возникающие у беременных и небеременных пациенток [3]. Все перечисленные патологии объединяют процессы, связанные с нарушением кровоснабжения в органе и его некрозе. К этой группе относят перекрут ножки кисты яичника, перекрут ножки опухоли яичника, перекрут придатков матки, перекрут и некроз миоматозного узла. Общая реакция организма при данных видах патологий сначала выражается в нарушении гемодинамики, коллапсе, а в более поздние часы - в интоксикации, связанной с некрозом тканей [5].

Согласно данным научной литературы, возможен септический и асептический вариант некроза миоматозных узлов. При септическом отмечается воспалительный процесс с лихорадкой, симптомами интоксикации, положительными перитонеальными симптомами, лейкоцитозом, повышением уровня С-реактивного белка (СРБ). Асептический некроз развивается в результате быстрого роста миоматозного узла. В итоге нарушается его кровоснабжение, что сопровождается локализованной абдоминально-тазовой болью различной степени интенсивности, которая может сопровождаться гипертермией, тошнотой и жидким стулом. По данным допплеровского и ультразвукового (УЗ) исследования отмечается снижение либо отсутствие кровоснабжения миоматозного узла [6].

Важно помнить, что в зависимости от срока гестации клиническая картина острых гинекологических заболеваний будет отличаться. Точная информация о сроке гестации также необходима для адекватного решения вопроса жизнеспособности плода и необходимости его медицинского обследования [7].

В акушерской клинической практике уровень распространенности миомы матки колеблется от 0,1 до 3,9%, но его нелегко оценить [8]. Хотя данная патология считается редко встречаемой при беременности, необходимо учитывать тенденцию к позднему деторождению в современном мире, что повышает риск развития такого осложнения, как миома матки, у беременных [9, 10].

Согласно данным научной литературы, у ~10-30% беременных наблюдаются осложнения во время беременности, родов и в послеродовом периоде [11].

Лейомиома матки часто является случайной находкой, обнаруживаемой во время ультразвукового исследования (УЗИ), проводимого на ранних сроках беременности. В большинстве случаев данная патология протекает бессимптомно, реже отмечаются жалобы на боль и дискомфорт. J. Tian и соавт. описали серию из 17 женщин с лейомиомой шейки матки во время беременности: 16 из них родили с помощью кесарева сечения (в основном из-за осложненных родов), 3 перенесли гистерэктомию во время кесарева сечения и в послеродовом периоде из-за послеоперационных осложнений [12].

Если у небеременных женщин лечение миомы матки может быть как хирургическим, так и медикаментозным, у беременных все иначе. Данные методы могут быть опасны из-за высокого риска повреждения плаценты и плода, поэтому предпочтителен консервативный метод лечения. Миомэктомия может стать методом выбора при перекруте ножки миоматозного узла, некрозе, быстром росте узла либо его расположении в нижнем сегменте матки и выраженном болевом синдроме у беременных [13]. Боль встречается в 5-8% среди миом [14], при размерах >5 см в диаметре [15, 16], чаще локализована. По наблюдению многих авторов, боль возникает в конце I - во II триместре беременности, в период самого активного роста миоматозных узлов.

Большинство миом остаются бессимптомными, рутинные УЗИ во время беременности улучшили диагностические возможности для их выявления и отслеживания любых возможных осложнений. В связи с этим диагностика и клиническое наблюдение за опухолями матки в основном основываются на данных УЗИ [17].

По данным целого ряда авторов было выявлено, что лейомиомы матки значительно увеличиваются в течение I и II триместров беременности, при этом уменьшаясь в течение III [18, 19]. Результаты одного из исследований показали, что миома матки во время беременности растет со скоростью 0,667 мм в неделю (в основном рост отмечался в I и во II триместрах). Частота диагностирования миомы матки во время беременности составила 12,3%, чаще данная патология выявлялась у женщин ≥25 лет [20]. Учитывая все вышеизложенное, хирургическое лечение лучше проводить во II триместре с интраоперационным использованием УЗ-диагностики миоматозного узла [12].

В зарубежной и отечественной литературе описано достаточно много клинических случаев миомэктомии во время беременности с пролонгированием беременности до доношенного срока и успешными перинатальными исходами.

В исследовании [21], приняли участие 9 женщин с крупными миомами матки (≥10 см), впервые выявленными во время беременности. Всем пациентам на сроках 9-13 нед гестации проводили подробное картирование места прикрепления миоматозного узла, оценку ножки (при ее наличии) и толщины миометрия для снижения вероятности травмирования хорионической мембраны. Хирургическое лечение проводили во II триместре с интраоперационным УЗ-мониторингом миоматозных узлов. Авторы данного исследования полагают, что хирургический метод лечения во время беременности должен назначаться индивидуально, с интраоперационным использованием УЗ-диагностики, пренатальным консультированием в течение I триместра, при больших миоматозных узлах и проводиться во II триместре беременности, когда преимущества превышают риски.

Согласно данным исследования A. Basso, эффективность миомэктомии во время беременности может достигать 90%, а риск выкидыша или гибели плода после ее проведения составляет ~6-7% (13/198 случаев) [22].

Один из острых вопросов хирургического лечения - выбор срока гестации для оперативного вмешательства. Как показал анализ результатов исследования, миомэктомию лучше всего проводить на сроках от 20 до 28 нед (в среднем - 24,3 нед) [23].

U. Hasbargena и соавт. предлагают медикаментозное лечение, включающее анальгетики, инфузионную терапию, антибиотикотерапию и ингибиторы простагландинов [24]. Консервативное ведение пациентов считается "золотым стандартом" [25], а причиной для перехода к хирургическому лечению, по мнению многих авторов, является сохранение симптомов в течение 72 ч фармакологического лечения [1, 26-28].

D.E. Lolis и соавт. полагают, что те женщины, патология у которых не поддается консервативной терапии, должны быть направлены на хирургическое лечение [26].

V.L. Katz и D.J. Dotters [29] в своем исследовании отметили, что при проведении предоперационной подготовки, включающей антибактериальную, инфузионную, спазмолитическую терапию, в некоторых случаях необходимость в проведении хирургического вмешательства отпадала. Это происходило потому, что купировался болевой синдром, а лабораторные показатели приходили в норму (снижение лейкоцитоза и уровня СРБ).

Однако стоит учитывать, что, согласно данным ряда исследований, использовать ингибиторы простагландинсинтазы (нестероидные противовоспалительные препараты) >48 ч нужно с осторожностью, потому что у новорожденного повышается риск развития таких осложнений, как прежде- временное закрытие артериального протока плода, легочная гипертензия, некротизирующий энтероколит, внутричерепное кровоизлияние, олигогидрамнион [30-33].

Риск самопроизвольного аборта при консервативном ведении беременных с миомой матки выше, чем при немедикаментозном лечении. Согласно данным научной литературы, при консервативном ведении пациенток с миомой матки были зарегистрированы 13,6% самопроизвольных абортов и высокий процент преждевременных родов. В случае хирургического лечения ни одного случая преждевременных родов не зарегистрировано [34].

В своем исследовании S. Bеranger-Gibert и соавт. [27] проводили ретроспективный анализ данных пациенток, перенесших миомэктомию между 6-й и 24-й неделями гестации. Все выявленные миомы матки в зависимости от размеров разделяли на 3 группы: маленькие (<5 см), средние (от 5 до 10 см) и большие (>10 см).

Критериями для хирургического вмешательства во время беременности стали (по G. Mollica и соавт.) [34]:

· повторяющаяся боль;

· большие или быстро растущие миомы;

· средние или большие миомы в нижнем сегменте матки либо деформирующие плацентарный участок.

Также исследование показало, что хирургическое вмешательство не повышало риск преждевременных родов, а для отдельных пациенток оно стало безопасной процедурой, позволившей обеспечить хороший исход беременности и избежать осложнений, риск развития которых связывают с наличием миом.

Помимо размера, УЗ-оценка миом у беременных должна включать расположение, отношение к плаценте и эхогенную структуру. Эти данные, полученные в ходе проведения УЗИ, позволят идентифицировать женщин с риском осложнений, связанных с миомой, и могут быть полезны при ведении беременности [15].

Y. Zhang и соавт. [35] выявили, что при удалении миоматозных узлов, расположенных по передней и задней стенке матки, перинатальные исходы лучше.

D. Muram полагает, что расположение миомы по отношению к плаценте более значимо, нежели ее фактический размер при прогнозировании исхода беременности [36]. Так, ретроплацентарные миомы диаметром >3 см (и/или объемом 200 см3) повышают риски преждевременных родов, послеродового кровотечения и внутриутробной гибели плода [15, 37].

C.A. Burton и соавт. предлагают удалять только миомы на ножке (со стеблем длиной ≥1,5 см), так как перекрут сосудов, питающих опухоль, может привести к некрозу миоматозного узла [37].

В мировой литературе описано несколько случаев проведения вагинальной миомэктомии во время беременности при перешеечной миоме. Было установлено, если основание миомы расположено в шейке матки, вероятность своевременной остановки кровотечения выше, чем при ее расположении в теле матки [9].

Был описан опыт применения модифицированной методики миомэктомии F.S. Suwandinata и соавт. на сроке беременности 18 нед, при которой отдельные гемостатические швы накладывали вокруг миоматозного узла. Данный метод позволил снизить уровень кровопотери во время операции. Тем не менее многие авторы считают, что терапией первой линии все же является консервативное ведение пациентов, а хирургическое остается методом выбора [38].

В том случае, когда УЗ-диагностика дает неубедительные данные, а пациентке требуется немедленное хирургическое вмешательство, для диагностирования причины острого живота используют лапароскопический доступ. C. Kosmidis описал клинический случай лапароскопической миомэктомии перекрута миоматозного узла матки беременной на сроке гестации 10 нед. Результаты показали, что такого рода хирургический подход является безопасным и эффективным с успешным исходом беременности [39].

Лапароскопический метод дает следующие возможности: избежать ионизирующего излучения, выставить 100% точный диагноз и оказать неотложную медицинскую помощь при ургентных состояниях. Клинические преимущества те же, что и для небеременных пациенток: менее выраженная послеоперационная боль, снижение вероятности развития непроходимости кишечника, уменьшение времени пребывания пациентки в стационаре [40-42].

Также большой интерес представляет исследование A. Mackey. В ходе его проведения была сформирована 3D-модель, построенная на основе магнитно-резонансных изображений беременной матки с миоматозными узлами с целью планирования проведения кесарева сечения. В данном клиническом случае пациентке была выполнена магнитно-резонансная томография (МРТ) на сроке беременности 28 нед, по результатам которой была напечатана 3D-модель беременной матки с миоматозными узлами. Данная модель довольно точно передавала количество, размер и расположение миом матки, помогала хирургам планировать тип разреза на коже и на матке. Таким образом, было показано, что при плановом оперативном родоразрешении 3D-модель помогает в выборе хирургической тактики, сокращении объема оперативного вмешательства, выбора разреза на матке, что снижает риски как для матери, так и для плода [43].

Еще одна причина острого живота во время беременности - сочетание опухоли яичников и опухолевидных образований (кисты желтого тела, параовариальные кисты, дермоиды, эндометриомы, злокачественные опухоли) с беременностью [10]. Частота встречаемости данной патологии, согласно литературным данным, варьирует от 2 до 4% [44-46]. При этом повышается риск экстренного оперативного вмешательства из-за угрозы прерывания беременности ввиду перекрута ножки кисты, перекрута опухоли яичника, перекрута придатков матки, разрыва капсулы кисты, нарушения кровоснабжения опухолевидного образования [47].

Риск возникновения опухоли яичников (либо опухолевидных образований) во время беременности возрастает в 5 раз, а частота диагностирования составляет около 5 случаев на 10 тыс. беременностей [48]. Перекрут может возникнуть при полном физическом покое, вследствие увеличения размеров матки, растяжения связочного аппарата или уменьшения их фиксирующих свойств [49].

По данным исследования A. Mancuso, перекрут придатков чаще встречается у женщин после стимуляции яичников при проведении экстракорпорального оплодотворения [50]. В данном исследовании показаниями для хирургического лечения послужили подозрение на нарушение кровоснабжения капсулы новообразования, его рост в течение беременности (достижение размера >6 см), подозрение на озлокачествление процесса, угроза прерывания беременности. Авторы исследования считают, что при выборе хирургического лечения предпочтение стоит отдавать лапароскопическому доступу на сроках до 24 нед беременности. Лапаротомию стоит проводить и в более поздние сроки беременности в случае крупных новообразований либо при подозрении на озлокачествление процесса [51]. P.F. Lang считает что лапароскопический метод лечения оптимален на сроках до 16 нед [52].

D. Hasiakos и соавт. опубликовали 4 клинических случая перекрута придатков, выявленных в I триместре беременности. Как сообщают авторы, женщины поступали с острыми болями в правой подвздошной области, тошнотой. Беременных вели консервативно в течение 24 ч под контролем антибиотиков и анальгетиков. После отсутствия эффекта от проводимой консервативной терапии было принято решение проведения лапароскопии. В 2 случаях проведено раскручивание придатка, яичник был сохранен. В 2 других из-за задержки в постановке диагноза придатки были удалены [53].

Ю.В. Черняева провела работу, посвященную оценке роли УЗИ в дифференциальной диагностике при ургентных состояниях у беременных, в ходе которой было установлено, что при перекруте яичника наблюдали его увеличение, смещение и отсутствие кровотока [54]. При этом снижение кровотока может быть маркером перекрута яичника (в зависимости от стадии и степени сосудистых осложнений) [55]. J.E. Pena и соавт. сообщили, что 60% из 21 хи- рургически подтвержденного случая перекрута яичников выглядели нормально при проведении допплерометрии, что приводило к задержке в постановке диагноза сроком до 2 дней [56].

Что касается других методов исследования, МРТ также является полезным диагностическим методом во II и в III триместрах беременности, когда визуализация яичников при УЗИ затруднена [57]. Специфическими маркерами МРТ при перекруте являются утолщение маточной трубы >10 мм в диаметре [58] и выявление кровоизлияния в ткани придатков. Также МРТ позволяет более подробно и четко, чем УЗИ, визуализировать ножку перекрута. S. Beranger-Gibert и соавт. считают, что МРТ в диагностике острого живота, возникшего менее 4 ч назад, на 80% эффективнее, чем данные УЗ-диагностики [59]. При данном варианте ургентной патологии отмечаются жалобы на боль, чаще возникающую справа, с иррадиацией в бедро, тошноту, рвоту и небольшая лихорадка.

Симптомы при перекруте придатков матки могут носить непостоянный характер (боль чередуется с окном облегчения) [60], что часто является причиной поздней постановки диагноза, отсроченного начала терапии и, как следствие, неблагоприятных исходов как для матери, так и для плода [61, 62].

J.H. Fouedjio и соавт. описали клинический случай перекрута кисты желтого тела в I триместре с последующей аднексэктомией. В данном случае был зарегистрирован неблагоприятный исход беременности. Клиницисты подчеркнули важность раннего оперативного вмешательства с целью раскручивания придатков и сохранения желтого тела с последующим консервативным ведением пациентки [63].

Авторы отмечают, что чаще встречается правостороннее поражение, и связывают это с тем, что слева придатки ограничены сигмовидной кишкой, ограничивающей мобильность придатков [64].

Обсуждение

В настоящее время нет единого алгоритма ведения беременных с ургентной патологией ввиду редкой встречаемости описанных выше клинических случаев, в результате чего теряется драгоценное время для оказания квалифицированной медицинской помощи беременным с признаками острого живота. Зачастую врачи все симптомы заболеваний приписывают беременности, что приводит к ошибочной постановке диагноза. При дифференциальной диагностике острого живота во время беременности необходимо принимать во внимание вероятность возникновения не только аппендицита или патологии, характерной для беременности, но и нарушения питания миоматозного узла и перекрута придатков матки.

Заключение

При остром животе во время беременности женщину необходимо госпитализировать в акушерско-гинекологический стационар с обязательным осмотром хирурга. При сложности в постановке диагноза необходим переход от консервативного лечения к хирургическому.

ЛИТЕРАТУРА

1. Domenici L., Di Donato V., Gasparri M.L., Lecce F., Caccetta J., Panici P.B. Laparotomic myomectomy in the 16th week of pregnancy: a case report // Case Rep. Obstet. Gynecol. 2014. Vol. 2014. Article ID 154347.

2. Миннуллин Р.И., Рухляда Н.Н., Мирошниченко А.Г., Соловьев И.А., Алимов Р.Р. Анализ традиционной диагностической тактики при острых хирургических заболеваниях органов брюшной полости и малого таза у женщин репродуктивного возраста на догоспитальном и стационарном этапах // Скорая медицинская помощь. 2014. Т. 15, № 3. С. 51-55.

3. Sivanesaratnam V. The acute abdomen and the obstetrician // Baillieres Best Pract. Res. Clin. Obstet. Gynaecol. 2000. Vol. 14, N 1. P. 89-102.

4. Mahomed Kassam. Abdominal pain in pregnancy // High Risk Pregnancy Management Options. 2nd ed. / eds D.K. James, P.J. Steer, C.P. Weiner, B. Gonik. W.B. Saunders, 2001. P. 983-998.

5. Ирышков Д.С. Острый живот в гинекологии : учебное пособие (для врачей общей практики). Пенза, 2008.

6.Lee H.J., Norwitw E.R., Shaw J. Contemporary management of fibroids in pregnancy // Rev. Obstet. Gynecol. 2010. Vol. 3, N 1. P. 20-27.

7. Taylor D., Smith C.V., Perry R.L., Lifford K.L., Talavera F. Acute Abdomen and Pregnancy. 2009. URL: http://emedicine.medscape.com/article/195976-overview (date of access March 28, 2014)

8. Vitale S.G., Padula F., Gulino F.A. Management of uterine fibroids in pregnancy: recent trends // Curr. Opin. Obstet. Gynecol. 2015. Vol. 27, N 6. P. 432- 437.

9.Sparić R., Kadija S., Stefanović A., Spremović Radjenović S., Likić Ladjević I., Popović J. et al. Cesarean myomectomy in modern obstetrics: more light and fewer shadows // J. Obstet. Gynaecol. Res. 2017. Vol. 43, N 5. P. 798-804.

10. Giuntoli R.L. 2nd, Vang R.S., Bristow R.E. Evaluation and management of adnexal masses during pregnancy // Clin. Obstet. Gynecol. 2006. Vol. 49, N 3. P. 492-505.

11. Moruzzi M.C., Moro F., Bolomini G., Macchi C., Cavaliere A.F., Fagotti A. et al. Intraoperative ultrasound assistance during myomectomy in pregnant woman // Ultrasound Obstet. Gynecol. 2020. Vol. 55, N 6. P. 840-841.

12. Tian J., Hu W. Cervical leiomyomas in pregnancy: report of 17 cases // Aust. N. Z. J. Obstet. Gynaecol. 2012. Vol. 52, N 3. P. 258-261.

13. Milazzo G.N., Catalano A., Badia V., Mallozzi M., Caserta D. Myoma and myomectomy: poor evidence concern in pregnancy // J. Obstet. Gynaecol. Res. 2017. Vol. 43, N 12. P. 1789-1804.

14. Phelan J.P. Myomas and pregnancy // Obstet. Gynecol. Clin. North Am. 1995. Vol. 22. P. 801-805.

15. Exacoustòs C., Rosati P. Ultrasound diagnosis of uterine myomas and complications in pregnancy // Obstet. Gynecol. 1993. Vol. 82, N 1. P. 97-101.

16. Rice J.P., Kay H.H., Mahony B.S. The clinical significance of uterine leiomyomas in pregnancy // Am. J. Obstet. Gynecol. 1989. Vol. 160, N 5. P. 1212-1216.

17.De La Cruz M.S., Buchanan E.M. Uterine fibroids: diagnosis and treatment // Am. Fam. Physician. 2017. Vol. 95, N 2. P. 100-107.

18.Chill H.H., Karavani G., Rachmani T., Dior U., Tadmor O., Shushan A. Growth pattern of uterine leiomyoma along pregnancy // BMC Womens Health. 2019. Vol. 19, N 1. P. 100.

19.Lev-Toaff A.S., Coleman B.G., Arger P.H., Mintz M.C., Arenson R.L., Toaff M.E. Leiomyomas in pregnancy: sonographic study // Radiology. 1987. Vol. 164, N 2. P. 375-380.

20. Eze C.U., Odumeru E.A., Ochie K., Nwadike U.I., Agwuna K.K. Sonographic assessment of pregnancy co-existing with uterine leiomyoma in Owerri, Nigeria // Afr. Health Sci. 2013. Vol. 13, N 2. P. 453-460.

21. Cavaliere A.F., Vidiri A., Gueli Alletti S., Fagotti A., La Milia M.C., Perossini S. et al. Surgical treatment of "large uterine masses" in pregnancy: a single-center experience // Int. J. Environ. Res. Public Health. 2021. Vol. 18, N 22. P. 12139.

22. Basso A., Catalano M.R., Loverro G., Nocera S., Di Naro E., Loverro M. et al. Uterine fibroid torsion during pregnancy: a case of laparotomic myomectomy at 18 weeks’ gestation with systematic review of the literature // Case Rep. Obstet. Gynecol. 2017. Vol. 2017. Article ID 4970802.

23. Цхай В.Б., Каплунов В.А., Андреева А.А., Бадмаева С.Ж., Полстяная Г.Н., Кузьмина С.В. и др. Нарушение трофики и некроз миоматозного узла у беременных. Проблема сложного выбора для врача // Сибирское медицинское обозрение. 2021. № 4. С. 110-116.

24. Hasbargen U., Strauss A., Summerer-Moustaki M., Baretton G., Roth U., Kimmig R., Hepp H. Myomectomy as a pregnancy-preserving option in the carefully selected patient // Fetal Diagn. Ther. 2002. Vol. 17, N 2. P. 101-103.

25. Lozza V., Pieralli A., Corioni S., Longinotti M., Penna C. Multiple laparotomic myomectomy during pregnancy: a case report // Arch. Gynecol. Obstet. 2011. Vol. 284, N 3. P. 613-616.

26. Lolis D.E., Kalantaridou S.N., Makrydimas G., Sotiriadis A., Navrozoglou I., Zikopoulos K. et al. Successful myomectomy during pregnancy // Hum. Reprod. 2003. Vol. 18, N 8. P. 1699-1702.

27. De Carolis S., Fatigante G., Ferrazzani S., Trivellini C., De Santis L., Man- cuso S. et al. Uterine myomectomy in pregnant women // Fetal Diagn. Ther. 2001. Vol. 16, N 2. P. 116-119.

28. Bhatla N., Dash B.B., Kriplani A., Agarwal N. Myomectomy during pregnancy: a feasible option // J. Obstet. Gynaecol. Res. 2009. Vol. 35, N 1. P. 173-175.

29.Katz V.L., Dotters D.J., Droegemeuller W. Complications of uterine leiomyomas in pregnancy // Obstet. Gynecol. 1989. Vol. 73, N 4. P. 593-596.

30.Niebyl J.R., Witter F.R. Neonatal outcome after indomethacin treatment for preterm labor // Am. J. Obstet. Gynecol. 1986. Vol. 155, N 4. P. 747-749.

31.Moise K.J. Jr. Effect of advancing gestational age on the frequency of fetal ductal constriction in association with maternal indomethacin use // Am. J. Obstet. Gynecol. 1993. Vol. 168, N 5. P. 1350-1353.

32.Vermillion S.T., Scardo J.A., Lashus A.G., Wiles H.B. The effect of indomethacin tocolysis on fetal ductus arteriosus constriction with advancing gestational age // Am. J. Obstet. Gynecol. 1997. Vol. 177, N 2. P. 256-259.

33.Daniel S., Koren G., Lunenfeld E., Bilenko N., Ratzon R., Levy A. Fetal exposure to nonsteroidal anti-inflammatory drugs and spontaneous abortions // CMAJ. 2014. Vol. 186, N 5. P. 177-182.

34.Mollica G., Pittini L., Minganti E., Perri G., Pansini F. Elective uterine myomectomy in pregnant women // Clin. Exp. Obstet. Gynecol. 1996. Vol. 23, N 3. P. 68-72.

35. Zhang Y., Hua K.Q. Patients’ age, myoma size, myoma location, and interval between myomectomy and pregnancy may influence the pregnancy rate and live birth rate after myomectomy // J. Laparoendosc. Adv. Surg. Tech. A. 2014. Vol. 24, N 2. P. 95-99.

36.Muram D., Gillieson M., Walters J.H. Myomas of the uterus in pregnancy: ultrasonographic follow-up // Am. J. Obstet. Gynecol. 1980. Vol. 138, N 1. P. 16-19.

37. Burton C.A., Grimes D.A., March C.M. Surgical management of leiomyomata during pregnancy // Obstet. Gynecol. 1989. Vol. 74, N 5. P. 707-709.

38. Suwandinata F.S., Gruessner S.E., Omwandho C.O., Tinneberg H.R. Pregnancy-preserving myomectomy: preliminary report on a new surgical technique // Eur. J. Contracept. Reprod. Health Care. 2008. Vol. 13, N 3. P. 323-326.

39.Kosmidis C., Pantos G., Efthimiadis C., Gkoutziomitrou I., Georgakoudi E., Anthimidis G. Laparoscopic excision of a pedunculated uterine leiomyoma in torsion as a cause of acute abdomen at 10 weeks of pregnancy // Am. J. Case Rep. 2015. Vol. 31, N 16. P. 505-508.

40.Reedy M.B., Källén B., Kuehl T.J. Laparoscopy during pregnancy: a study of five fetal outcome parameters with use of the Swedish Health Registry // Am. J. Obstet. Gynecol. 1997. Vol. 177, N 3. P. 673-679.

41.Rizzo A.G. Laparoscopic surgery in pregnancy: long-term follow-up // J. Laparoendosc. Adv. Surg. Tech. A. 2003. Vol. 13, N 1. P. 11-15.

42.Reedy M.B., Galan H.L., Richards W.E., Preece C.K., Wetter P.A., Kuehl T.J. Laparoscopy during pregnancy. A survey of laparoendoscopic surgeons // J. Reprod. Med. 1997. Vol. 42, N 1. P. 33-38.

43. Mackey A., Ng J.I., Core J., Nguyen L., Cross D., Lim P. et al. Three-dimensional-printed uterine model for surgical planning of a cesarean delivery complicated by multiple myomas // Obstet. Gynecol. 2019. Vol. 133, N 4. P. 720-724.

44. Краснопольский В.И., Логутова Л.С., Попов А.А. Лапароскопия при диагностике и лечении кист и доброкачественных опухолей яичника у беременных и родильниц // Российский вестник акушера-гинеколога. 2002. № 6. С. 65-66.

45. Романова Е.Л. Современные подходы к хирургическому лечению беременных с опухолями и опухолевидными образованиями яичников : автореф. дис. - канд. мед. наук. Москва, 2006.

46. Chih-Feng Y., Shu-Ling L. et al. Risk analysis of torsion and malignancy for adnexal masses during pregnancy // Fertil. Steril. 2009. Vol. 91, N 5. P. 1895- 1902.

47. Адамян Л.В. Хирургическое лечение опухолей и опухолевидных образований яичников у беременных с использованием современных технологий // Проблемы репродукции. 2005. № 3. С. 60-66.

48.Smorgick N., Maymon R., Mendelovic S., Herman A., Pansky M. Torsion of normal adnexa in postmenarcheal women: can ultrasound indicate an ischemic process? // Ultrasound Obstet. Gynecol. 2008. Vol. 31, N 3. P. 338-341.

49. Мартынов С.А. Лапароскопия и лапаротомия в лечении опухолевидных образований яичников у беременных // Гинекология. 2014. № 5. С. 4-8.

50. Mancuso A., Broccio G., Angio L.G., Pirri V. Adnexal torsion in pregnancy // Acta Obstet. Gynecol. Scand. 1997. Vol. 76, N 1. P. 83-84.

51. Баринов С.В., Корнеев Б.В., Гребенюк М.В. и др. К вопросу об оперативном лечении доброкачественных новообразований яичников при беременности // Журнал акушерства и женских болезней. 2015. Т. 64, № 4. C. 13-20.

52.Lang P.F., Tamussino K., Winter R. Laparoscopic management of adnexal torsion during the second trimester // Int. J. Gynaecol. Obstet. 1992. Vol. 37, N 1. P. 51.

53. Hasiakos D., Papakonstantinou K., Kontoravdis A., Gogas L., Aravantinos L., Vitoratos N. Adnexal torsion during pregnancy: report of four cases and review of the literature // J. Obstet. Gynaecol. Res. 2008. Vol. 34, N 4. P. 683-687.

54. Черняева Ю.В. Возможность ультразвукового исследования в дифференциальной диагностике неотложных состояний у беременных // Вестник неотложной и восстановительной медицины. 2011. № 3. С. 337-341.

55. Singh Y., Shankar A., Dutta S., Chari V. Adnexal torsion in second trimester of pregnancy // Med. J. Armed Forces India. 2008. Vol. 64, N 2. P. 193-194.

56.Peña J.E., Ufberg D., Cooney N., Denis A.L. Usefulness of Doppler sonography in the diagnosis of ovarian torsion // Fertil. Steril. 2000. Vol. 73, N 5. P. 1047- 1050.

57.Eskandar O.S., Eckford S.D., Watkinson T. Safety of diagnostic imaging during pregnancy. Part 2: magnetic resonance imaging, ultrasound scanning and Doppler examination // Obstet. Gynecol. 2010. Vol. 12. P. 171-177.

58. Rha S.E., Byun J.Y., Jung S.E., Jung J.I., Choi B.G., Kim B.S. et al. CT and MR imaging features of adnexal torsion // Radiographics. 2002. Vol. 22, N 2. P. 283-294.

59.Béranger-Gibert S., Sakly H., Ballester M., Rockall A., Bornes M., Bazot M. et al. Diagnostic value of MR imaging in the diagnosis of adnexal torsion // Radiology. 2016. Vol. 279, N 2. P. 461-470.

60.Hibbard L.T. Adnexal torsion // Am. J. Obstet. Gynecol. 1985. Vol. 152, N 4. P. 456-461.

61.Busine A., Murillo D. Traitement laparoscopique conservateur de la torsion annexielle durant la grossesse [Conservative laparoscopic treatment of adnexal torsion during pregnancy] // J. Gynecol. Obstet. Biol. Reprod. 1994. Vol. 23, N 8. P. 918-921.

62.Bider D., Ben-Rafael Z., Goldenberg M., Shalev J., Mashiach S. Pregnancy outcome after unwinding of twisted ischaemic-haemorrhagic adnexa // Br. J. Obstet. Gynaecol. 1989. Vol. 96, N 4. P. 428-430.

63. Fouedjio J.H., Fouogue J.T., Fouelifack F.Y., Nangue C., Sando Z., Mbu R.E. Torsion d’annexe en cours de grossesse: à propos d’un cas à l’Hôpital Central de Yaoundé, Cameroun [Torsion of uterine appendages during pregnancy: report of a case at Yaoundé Central Hospital, Cameroon] // Pan. Afr. Med. J. 2014. Vol. 17. P. 39.

64. Kayabasoglu F., Aydogdu S., Yilmaz S.E., Sarica E. Torsion of the previously normal uterine adnexa in the second trimester of pregnancy // Arch. Gynecol. Obstet. 2010. Vol. 282, N 6. P. 655-658.

ГЛАВНЫЕ РЕДАКТОРЫ
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Сухих Геннадий Тихонович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, директор ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Cавельева Галина Михайловна
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии педиатрического факультета ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Радзинский Виктор Евсеевич
Член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии с курсом перинатологии медицинского факультета ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов»
Конгресс Право на жизнь
РОСМЕДОБР 2021
Вскрытие
Медицина сегодня
"Бронхоэктазы: муковисцидоз и не только..."

Уважаемые коллеги, приглашаем принять участие в конференции "Бронхоэктазы: муковисцидоз и не только..." в Воронеже, которая состоится с 23 по 24 июня Организаторы: · Общероссийская общественная организация "Российское общество медицинских генетиков"; · НМИЦ...

7-8 июня 2022 года "Фёдоровские чтения" объединили молодых талантливых офтальмологов

7-8 июня 2022 года "Фёдоровские чтения" объединили молодых талантливых офтальмологов Летний сезон Общество офтальмологов России открыло Всероссийской научно-практической конференцией с международным участием "Фёдоровские чтения"! Это одно из немногих российских...

RHINOLOGY WORLD CONGRESS 2022 IRS-ISIAN

На 2022 год запланирован новый этап в развитии отечественной ринологии - впервые в России будет проведен RHINOLOGY WORLD CONGRESS 2022 IRS - ISIAN . Это грандиозное мероприятие объединит два ключевых события мировой ринологической науки: 22-й Конгресс Международного...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»