Влияние COVID-19 на исходы беременности и состояние новорожденных (обзор литературы)

Резюме

Инфекция COVID-19, диагностированная во время беременности, может оказывать неблагоприятное воздействие на плод. В статье представлен обзор ранее опубликованных данных о детях, рожденных от матерей, перенесших COVID-19 во время беременности. Проведен анализ вероятности трансплацентарного проникновения вируса и переноса антител (АТ), а также рисков и преимуществ грудного вскармливания (ГВ).

Проведен электронный поиск статей в базе данных Pubmed с января 2020 по июль 2021 г., в результате которого была выявлена 1951 публикация, 37 из которых включены в исследование. Среди клинических состояний, диагностированных у новорожденных, преобладали дистресс плода, дыхательные нарушения, недоношенность. В анализируемой группе новорожденных было зарегистрировано несколько летальных исходов. В ходе проведенного анализа подтверждена возможность трансплацентарной передачи вируса от матери плоду. Также вирус SARS-CoV-2 был выявлен в единичных образцах грудного молока. Приведены данные о случаях переноса АТ класса IgG к SARS-CoV-2 от матери плоду.

На сегодняшний день зарегистрировано сравнительно небольшое количество данных относительно причин более высокой частоты преждевременных родов среди матерей, перенесших новую коронавирусную инфекцию COVID-19 во время беременности, а также о случаях трансплацентарной передачи вируса и АТ от матери ребенку. Нет четких аргументов в пользу отказа родильницами, инфицированными вирусами SARS-CoV-2, от ГВ. Для ответа на такого рода вопросы необходимо провести более детальный анализ состояния здоровья большей выборки детей.

Ключевые слова:COVID-19, SARS-CoV-2, коронавирус, беременность, новорожденные, дети, дистресс плода, дыхательные нарушения

Финансирование. Авторы заявляют об отсутствии спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Вклад авторов статьи был равным и заключался в сборе информации, ее анализе и подготовке статьи к публикации.

Для цитирования: Косолапова Ю.А., Морозов Л.А., Инвияева Е.В., Макиева М.И., Зубков В.В., Дегтярев Д.Н. Влияние COVID-19 на исходы беременности и состояние новорожденных (обзор литературы) // Акушерство и гинекология: новости, мнения, обучение. 2021. Т. 9, № 4. С. 63-70. DOI: https://doi.org/10.33029/2303-9698-2021-9-4-63-70

В декабре 2019 г. в провинции Ухань был зарегистрирован первый случай заболевания COVID-19, проявляющегося в виде тяжелого острого респираторного синдрома, вызванного новым штаммом коронавируса (SARS-CoV-2). С тех пор актуальной проблемой для всего мирового сообщества стало его быстрое и широкое распространение [1].

Коронавирусы - положительные одноцепочечные крупные оболочечные РНК-содержащие вирусы, впервые описанные в 1966 г. Tyrell и Bynoe как возбудители острых респираторных инфекций. Различают 4 подсемейства коронавирусов: альфа-, бета-, гамма- и дельта-. SARS-CoV-2 относится к бета-коронавирусам [2].

Известно, что вирус SARS-CoV-2 проникает через слизистую оболочку дыхательных путей в периферическую кровь и поражает органы-мишени (легкие, желудочно-кишечный тракт, сердечно-сосудистую систему, почки), клетки которых экспрессируют ангиотензин-превращающий фермент 2 (АПФ-2; Angiotensin-Converting Enzyme 2 - ACE2). Предполагается, что основной мишенью вируса SARS-CoV-2 являются эпителиоциты легких. Первоначально вирус SARS-CoV-2 связывается поверхностными шипами, образованными S-белком, с белком ACE2 (АПФ-2) на клеточных мембранах макроорганизма. Интегрируясь в клетку, вирус реплицируется, что ведет к высвобождению новых вирионов из инфицированной клетки, поражающих таргетные органы, что индуцирует развитие местного и системного воспалительного ответа [2].

COVID-19 диагностируют на основании выявленной с помощью ПЦР в реальном времени РНК SARS-CoV-2 в образцах мазков из носоглотки пациентов, независимо от того, есть клинические симптомы или нет. Доля бессимптомных инфицированных колеблется от 18 до 81% [3, 4]. Недостаточный уровень диагностирования может быть связан с низкой осведомленностью о бессимптомных, зараженных на ранней стадии пандемии, и ограниченными возможностями тестирования в некоторых странах.

Общее число выявленных случаев заболевания COVID-19 в мире на 1 августа 2021 г. составило 198 507 319 случаев. В России первые случаи заболевания коронавирусом SARS-CoV-2 были выявлены в марте 2020 г. По состоянию на 1 августа 2021 г., согласно данным отчета о текущей ситуации коммуникационного центра по борьбе с коронавирусом Правительства Российской Федерации, зафиксировано 6 288 677 случаев заражения. Общее число летальных исходов, причиной которых является подтвержденная коронавирусная инфекция, в России составляет 159 352 человека [5].

Последние наблюдения показали, что у большинства беременных новая коронавирусная инфекция протекает бессимптомно либо отмечается легкое течение заболевания. Однако около 3% беременных с COVID-19 нуждаются в проведении интенсивной терапии [1, 6].

Предварительные данные свидетельствуют о том, что инфекция, вызванная вирусом SARS-CoV-2, выявленная у беременной в I триместре, не приводила ни к увеличению толщины воротниковой зоны плода, ни к развитию врожденных аномалий, ни к задержке развития и не увеличивала риск прерывания беременности [7] по сравнению с другими трансплацентарными инфекциями, например вирусом Зика [8]. В то же время были описаны клинические наблюдения беременностей на фоне инфекции SARS-CoV-2 на более поздних сроках, заканчивающихся преждевременными родами и даже перинатальной смертью плода, летальным исходом у матери [9, 10]. До конца не понятно, является преждевременное завершение беременности осложнением данной инфекции или обусловлено акушерской тактикой, направленной на досрочное родоразрешение заболевших женщин. Необходимы дальнейшие исследования для выяснения влияния новой коронавирусной инфекции на беременность, плаценту и связанные с этим осложнения у плода.

Характеристика новорожденных от матерей, перенесших COVID-19 во время беременности

В большинстве литературных источников, посвященных анализу течения новой коронавирусной инфекции у беременных, рожениц и новорожденных, оценивались соматический статус и морфофункциональные характеристики детей, рожденных от женщин с положительным ПЦР на COVID-19 на момент родов [3, 6, 9, 11-14]. Учитывая гиперкоагуляцию, наблюдаемую у пациентов с COVID-19, перинатальные осложнения у детей, вероятно, обусловлены нарушением фетоплацентарной перфузии и/или возможными тромботическими изменениями у матери, васкулопатией, снижением барьерной функции плаценты, воспалительными изменениями в ней [15, 16]. D. Baud и соавт. предположили, что изменения в плаценте, обусловленные вирусом, приводят к хронической и острой гипоксии плода, преждевременному родоразрешению, что и обусловливает тяжесть состояния детей при рождении [17].

По данным многоцентрового когортного исследования, проведенного с 1 марта по 10 мая 2020 г. в г. Нью-Йорк, в которое были включены 149 пар мать-ребенок, госпитализированных в обсервационные отделения, 12% новорожденных потребовалась госпитализация в отделение интенсивной терапии, из них 10% родились раньше срока и 3% понадобилось проведение искусственной вентиляции легких. Следует отметить, что дети, рожденные от матерей с клиническими проявлениями COVID-19, чаще рождались недоношенными (16 против 3% в общей популяции) и нуждались в проведении интенсивной терапии (19 против 2%) [18].

В систематическом обзоре, опубликованном в 2020 г., сравнивались материнские и неонатальные исходы у женщин, инфицированных SARS-CoV, SARS-CoV-2 и MERS. По сравнению с SARS-CoV и MERS инфицирование женщин SARS-CoV-2 также было ассоциировано с более высоким уровнем преждевременных родов и оперативных родоразрешений путем назначения кесарева сечения, а также частотой диагностирования дистресс-синдрома плода и уровнем перинатальной смертности [19].

S. Reem и соавт. проанализировали данные о состоянии здоровья 201 новорожденного: 71 ребенок (35,3%) родился преждевременно, до 36 нед беременности. Нет достоверных данных о причинах преждевременного родоразрешения: были это акушерские показания или причиной послужило течение новой коронавирусной инфекции у матери. Средний балл по шкале Апгар на 1-й минуте составил 6,49, на 5-й минуте - 8,98. У 7 детей (2,8%) наблюдался дистресс плода, что в некоторых случаях было показанием для проведения преждевременного родоразрешения. После рождения частота дыхательных нарушений среди новорожденных составила 4,4%: у 6 новорожденных отмечалось транзиторное тахипноэ новорожденных, у 2 - пневмония по данным рентгенографии, у 1 ребенка - респираторный дистресс-синдром (РДС). В рассматриваемой выборке было зарегистрировано 5 (2,5%) летальных исходов, что значительно выше среднестатистических показателей (2 случая мертворождения, еще 3 скончались вскоре после родов в связи с прогрессирующей полиорганной недостаточностью на фоне инфекционно-токсического шока). Всем новорожденным проводилась антибактериальная терапия [20].

H. Zhu и соавт. сообщили, что из 10 новорожденных, рожденных от 9 женщин с COVID-19, 6 родились недоношенными, у 6 из 10 развился дистресс плода, у 6 из 10 был диагностирован РДС, у 2 отмечалась тромбоцитопения, при этом у всех детей ПЦР-тест на COVID-19 был отрицательным [14].

В ряде работ было отмечено наличие SARS-CoV-2 в образцах плаценты, пуповины, околоплодных вод, однако влияние вируса на мать и плод на настоящий момент до конца неясно [17, 21-24].

Отмечено, что при беременностях, протекавших на фоне SARS и MERS, часто регистрируется задержка внутриутробного развития плода (ЗВУР) [25]. Частота ЗВУР при беременностях, протекавших на фоне новой коронавирусной инфекции, не превышала общепопуляционные данные [20].

Передача вируса SARS-CoV-2 новорожденным

Возможность передачи вируса SARS-CoV-2 от матери плоду и от матери новорожденному является важным вопросом в период пандемии COVID-19. До настоящего времени нет единого мнения о том, может ли вирус SARS-CoV-2 передаваться от матери новорожденному [7, 22, 26-28]. Нет убедительных данных, которые позволили бы утверждать, что плацентарный барьер надежно предотвращает вертикальную передачу SARS-CoV-2 [29]. В ранее проведенных исследованиях заболеваний, вызванных коронавирусами SARS и MERS, о случаях их вертикальной передачи не сообщалось [30, 31]. Схожие результаты были получены в первых исследованиях у беременных, инфицированных SARS-CoV-2, хотя более поздние исследования уже не исключали возможность внутриутробной передачи вируса плоду [22, 27, 32]. Ряд авторов опубликовали данные о проникновении SARS-CoV-2 через плаценту и случаях вероятной внутриутробной передачи SARS-CoV-2 [22, 23, 26, 27, 29].

Влияние вируса SARS-CoV-2 на эмбрион и/или плод в I и II триместрах беременности мало изучено. Доказано, что в плацентах женщин с перенесенным COVID-19 в III триместре чаще развиваются аномалии кровеносных сосудов (мальперфузии) матери/плода [15], а в некоторых клинических наблюдениях была продемонстрирована вертикальная передача SARS-CoV-2 [22, 23]. Более того, выявление иммуноглобулина M (IgM) против SARS-CoV-2 в пуповинной крови и/или в крови новорожденных подтверждает подозрение на внутриутробную инфекцию, поскольку IgM не передаются трансплацентарно от матери плоду [33]. Обнаружение РНК SARS-CoV-2 в образцах плацентарной и амниотической тканей указывает на возможность заражения плода во время родоразрешения [24]. На основании данных гистологического исследования была выявлена плацентарная инфекция (воспалительный инфильтрат в субхориальном пространстве, увеличение отложения фибрина в межворсинчатом пространстве и фунизит), что также свидетельствует о наличии воспалительной реакции у плода [16, 17].

A.J. Vivanti и соавт. описали клинический случай трансплацентарной передачи SARS-CoV-2 у 23-летней беременной с инфекцией COVID-19. При рождении SARS-CoV-2 был идентифицирован методом ПЦР в образцах околоплодных вод, ткани плаценты, крови матери и новорожденного, а также в мазке из носоглотки новорожденного. Вирусная нагрузка в тканях плаценты была значительно выше, чем в околоплодных водах и в крови матери. Иммуногистохимическое исследование ткани плаценты также показало высокий уровень инвазии SARS-CoV-2 в клетки трофобласта и воспалительные изменения в плаценте. Реализация врожденной инфекции у новорожденного подтверждает трансплацентарную передачу в случае высокой вирусной нагрузки в ткани плаценты и наличие SARS-CoV-2 в клетках трофобласта [23]. Коллектив авторов из Италии описал 2 новорожденных с положительным результатом ПЦР на SARS-CoV-2, полученным сразу после родов. В обоих случаях наблюдалась инвазия SARS-CoV-2 в ткань плодной части плаценты [22].

H. Hosier и соавт. сообщили о случае, когда SARS-CoV-2 был идентифицирован в синцитиотрофобласте плаценты, хотя результаты анализа тканей легких, сердца, печени и почек плода были отрицательны на SARS-CoV-2 [29].

М. Zamaniyan, А. Ebadi и соавт. сообщили, что амниотическая жидкость, полученная во время кесарева сечения у беременной с COVID-19, по результатам ПЦР оказалась положительной на SARS-CoV-2 [34]. Напротив, H. Chen и соавт. показали, что 6 из 6 образцов амниотической жидкости и пуповинной крови, проверенных на SARS-CoV-2 у беременных с симптомами и подтвержденной инфекцией COVID-19, были отрицательны на SARS-CoV-2 [35]. Аналогичная работа, проводимая Simoes E. Silva и соавт., продемонстрировала, что вирус SARS-CoV-2 отсутствовал в 18 из 18 образцов околоплодных вод, пуповины и/или плаценты в ходе проведения 5 различных исследований. Кроме того, та же группа исследователей обнаружила, что у 85 (95,5%) из 89 новорожденных был получен отрицательный результат ПЦР-мазка из носоглотки на SARS-CoV-2, выполненного в первые 9 дней после рождения от матерей с COVID-19, что свидетельствует о низкой вероятности внутриутробной передачи SARS-CoV-2. Учитывая, что у 4 из 5 новорожденных с положительным результатом на SARS-CoV-2 мазки были взяты через 3-9 дней после рождения, а 3 из 4 новорожденных с первых дней находились в тесном контакте с инфицированными матерями, инфицирование SARS-CoV-2, вероятно, стало результатом постнатальной передачи [31].

Трансплацентарная передача антител

Защита новорожденного от инфекции в первую очередь зависит от врожденного иммунитета и материнских антител, полученных трансплацентарно. Оценка уровня материнских антител, продуцируемых в ответ на инфекцию, вызванную коронавирусом SARS-CoV-2 во время беременности, проникающих через плаценту, необходима для понимания потенциальной защиты новорожденных от COVID-19. Немаловажной для защиты ребенка является пассивная иммунизация при грудном вскармливании (ГВ). Однако данных об уровне АТ к SARS-CoV-2 у беременных, перенесших COVID-19, и их новорожденных не так много.

В проспективном обсервационном исследовании, проведенном учеными из Стэнфордского университета США (Song D., Prahl M., Gaw S.L. и др.) с участием 147 новорожденных от 145 женщин с инфекцией COVID-19 во время беременности, уровни IgG в образцах материнской крови, взятых во время родов, и пуповинной крови сильно коррелировали. Высокие коэффициенты трансплацентарного переноса IgG наблюдались в случаях, когда инфицирование происходило менее чем за 60 дней до родов или во II триместре беременности. Сохранение материнских IgG у новорожденных положительно коррелировало с исходным уровнем антител в пуповинной крови [36].

В исследование, проведенное группой ученых из Германии под руководством K. Rathberger, были включены 16 женщин, инфицированных SARS-CoV-2 во время беременности, и их новорожденные. Антительный ответ к SARS-CoV-2 измеряли в крови матери и пуповинной крови, а также в послеродовом периоде и через 6-11 нед после родов. В общей сложности у 73% женщин и у 1/3 рожденных от них детей выработались АТ к SARS-CoV-2. При этом длительный интервал между инфицированием и родами, а также высокий титр материнских антител благоприятно сказывались на трансплацентарном переносе АТ плоду. У всех детей при последующем обследовании наблюдалось снижение титра антител, в то время как титры у их матерей оставались стабильны или даже нарастали [37]. Поствакцинальный иммунный ответ все еще малоизучен. По данным группы израильских авторов, вакцинация препаратом BNT162b2 в III триместре беременности вызывает сильный гуморальный иммунный ответ у матери (IgG антитела к участку S-белка, так называемому RBD-антигену). Антитела проникают через трансплацентарный барьер и достигают материнских титров у плода в течение 15 дней после вакцинации первой дозой вакцины. Соотношение материнских и неонатальных антител к COVID-19 не отличалось при сравнении с перенесенной инфекцией. Коэффициент передачи IgG при рождении был значительно ниже при инфицировании в III триместре по сравнению со II [38]. Таким образом, трансплацентарный перенос АТ, специфичных к SARS-CoV-2, возможен. Однако иммунитет, полученный новорожденным трансплацентарно, может оказаться нестойким.

Грудное вскармливание и COVID-19

В дополнение к трансплацентарной передаче специфических АТ отмечена их устойчивая передача через грудное молоко от матерей с высокими титрами при рождении, что согласуется с последними полученными данными [39-41] и свидетельствует в пользу важности ГВ. Также секреторные антитела против SARS-CoV-2 были выявлены в большинстве образцов молока от 41 матери с неизвестным "ковидным" статусом в год пандемии [39].

Многие авторы считают возможной передачу вируса с грудным молоком [42-45]. При этом в ходе исследования других коронавирусов ни SARS, ни MERS в грудном молоке выявлены не были [30].

По данным S. Sivanandan, D. Chawla и др., из 48 образцов молока от 32 инфицированных COVID-19 женщин только 1 дал положительный результат на вирус SARS-CoV-2 [45]. Аналогичным образом в исследовании Cambers при использовании метода ПЦР SARS-CoV-2 не был обнаружен в 63 из 64 образцов грудного молока, забранных от 18 женщин с COVID-19 [42]. Были зарегистрированы отдельные клинические случаи обнаружения SARS-CoV-2 в грудном молоке в Китае и Германии, однако матери не носили маски во время сбора грудного молока и вирус мог попасть в образцы воздушно-капельным путем [43]. Безопасность ГВ матерями с COVID-19 дополнительно подтверждена выводами C.M. Salvatore и соавт., которые наблюдали, что из 64 новорожденных, находившихся на грудном вскармливании у матерей с COVID-19, использовавших медицинские маски, мывших руки и грудь перед кормлением, все дети показали отрицательный результат тестирования на SARS-CoV-2 через 5-7 и 14 дней после рождения [44]. Текущие исследования показали, что риск передачи COVID-19 через грудное молоко низкий, однако убедительных данных, свидетельствующих в пользу снятия с ГВ или его продолжения, в настоящее время нет [46]. Грудное молоко очень важно для правильного питания и иммунологического развития новорожденного. Среди прочего оно играет важную защитную роль против COVID-19 [43, 45]. Однако кормление грудью требует тесного контакта матери и новорожденного, что потенциально может увеличить риск передачи вируса SARS-CoV-2. Если мать с COVID-19 хочет кормить грудью, врачу необходимо информировать родителей о риске передачи SARS-CoV-2 во время кормления и необходимости соблюдать профилактические меры, включая мытье рук и груди, ношение масок во время кормления и необходимости проветривать помещение [43, 46].

В соответствии с рекомендациями Американской академии педиатрии (AAP), а также Союза Европейских неонатальных и перинатальных обществ (UENPS) матери, инфицированные SARS-CoV-2, должны либо кормить грудью, либо сцеживать грудное молоко [43, 47-49]. По данным 4-й версии отечественных методических рекомендаций по организации оказания медицинской помощи беременным, роженицам, родильницам и новорожденным в условиях новой коронавирусной инфекции COVID-19 от 05.07.2021, если состояние здоровья матери позволяет ей полноценно ухаживать за ребенком, а женщине и ее новорожденному не требуется оказание интенсивной медицинской помощи, при условии выполнения матерью надлежащего уровня гигиены (ношение и регулярная смена масок, тщательное мытье рук, груди и бутылочек перед каждым контактом с ребенком) возможно совместное пребывание матери и новорожденного в условиях медицинской организации в случаях инфицирования SARS-CoV-2, одного из них или обоих [50]. При вынужденном разобщении новорожденного с матерью кормление новорожденного может проводиться сцеженным грудным молоком при условии тщательного соблюдения санитарных норм. Кормление должен осуществлять неинфицированный человек, ухаживающий за ребенком [46, 47, 50].

Заключение

Вертикальная передача инфекции от матери к плоду возможна, но маловероятна. Напротив, тесный контакт с инфицированным человеком в послеродовом периоде с большей вероятностью может стать причиной заражения новорожденных инфекцией COVID-19. Родители и медицинские работники должны работать вместе, чтобы сбалансировать риски и преимущества контакта кожа к коже и грудного вскармливания.

Что касается случаев передачи новой коронавирусной инфекции от матери плоду, на данный момент получено недостаточно данных о характере и степени ее влияния на эмбриогенез, морфогенез, развитие плода и здоровье новорожденного. Фактически женщины, забеременевшие незадолго до или сразу после начала пандемии, родили относительно недавно, поэтому информация об основных исходах беременности изучена недостаточно.

В исследования преимущественно включали женщин, перенесших COVID-19 в III триместре, за исключением нескольких работ, в которые также были включены женщины, перенесшие заболевание в I и II триместрах. Особый интерес в настоящий момент представляет категория детей, рожденных от женщин, перенесших коронавирусную инфекцию в различные сроки беременности, отличные от предродового периода. Убедительных данных, достаточно полно отражающих особенности течения неонатального периода, тактики ведения родов и наблюдения за новорожденными, а также терапии детей из этой группы в литературе найти не удалось.

Вопросы, обсуждаемые в статье, подтверждают высокую актуальность проблемы состояния здоровья детей, родившихся от матерей, перенесших COVID-19 в разные сроки беременности, что ставит перед учеными новые задачи по выявлению особенностей наблюдения, диагностики, терапии и профилактики патологических состояний у новорожденных.

ЛИТЕРАТУРА

1. Wu Z., McGoogan J.M. Characteristics of and important lessons from the coronavirus disease 2019 (COVID-19) outbreak in China: summary of a report of 72 314 cases from the Chinese Center for Disease Control and Prevention // JAMA. 2020. Vol. 323, N 13. P. 1239-1242.

2. Абатуров А. Е. и др. Патогенез COVID-19 // Здоровье ребенка. 2020. Т. 15, № 2. С. 133-144.

3. Sanchez-Luna M. et al. Neonates born to mothers with COVID-19: data from the Spanish society of neonatology registry // Pediatrics. 2021. Vol. 147, N 2.

4. Mizumoto K. et al. Estimating the asymptomatic proportion of coronavirus disease 2019 (COVID-19) cases on board the Diamond Princess cruise ship, Yokohama, Japan, 2020 // Eurosurveillance. 2020. Vol. 25, N 10. P. 1-5.

5. Отчет о текущей ситуации по борьбе с коронавирусом 01.08.2021. Коммуникационный центр правительства Российской Федерации. URL: https://xn--80aesfpebagmfblc0a.xn--p1ai/ai/doc/982/at-tach/2021-08-01_coronavirus_government_report.pdf

6. Carvalho B.R. De et al. COVID-19: uncertainties from conception to birth // Rev. Bras. Ginecol. Obstet. 2021. Vol. 43, N 1. P. 54-60.

7. la Cour Freiesleben N. et al. SARS-CoV-2 in first trimester pregnancy: a cohort study // Hum. Reprod. 2021. Vol. 36, N 1. P. 40-47.

8. Moore C.A. et al. Characterizing the pattern of anomalies in congenital Zika syndrome for pediatric clinicians // JAMA Pediatr. 2017. Vol. 171, N 3. P. 288-295.

9. Zimmermann P., Curtis N. COVID-19 in children, pregnancy and neonates: a review of epidemiologic and clinical features // Pediatr. Infect. Dis. J. 2020. Vol. 39, N 6. P. 469-477.

10. Белокриницкая Т.Е., Артымук Н.В., Филиппов О.С., Фролова Н.И. Клиническое течение, материнские и перинатальные исходы новой коронавирус ной инфекции COVID-19 у беременных Сибири и Дальнего Востока // Акушерство и гинекология. 2021. № 2. P. 48-54.

11. Di Toro F. et al. Impact of COVID-19 on maternal and neonatal outcomes: a systematic review and meta-analysis // Clin. Microbiol. Infect. 2021. Vol. 27, N 1. P. 36-46.

12. Barrero-Castillero A. et al. COVID-19: neonatal-perinatal perspectives // J. Perinatol. 2021. Vol. 41, N 5. P. 940-951.

13. Walker K.F. et al. Maternal transmission of SARS-COV-2 to the neonate, and possible routes for such transmission: a systematic review and critical analysis // BJOG. 2020. Vol. 127, N 11. P. 1324-1336.

14. Zhu H. et al. Clinical analysis of 10 neonates born to mothers with 2019-nCoV pneumonia // Transl. Pediatr. 2020. Vol. 9, N 1. P. 5160.

15. Shanes E.D. et al. Placental pathology in COVID-19 // Am. J. Clin. Pathol. 2020. Vol. 154, N 1. P. 23-32.

16. Щеголев А.И., Туманова У.Н., Серов В.Н. Поражения плаценты у беременных с SARS-CoV-2-инфекцией // Акушерство и гинекология. 2020. № 12. P. 44-52.

17. Baud D., Greub G., Favre G., Gengler C., Jaton K., Dubruc E.P.L. Second-trimester miscarriage in a pregnant woman with SARS-CoV-2 infection // N. Engl. J. Med. 2020. Vol. 382, N 18. P. 1708-1720.

18. Verma S., Bradshaw C., Auyeung N.S.F., Lumba R., Farkas J.S., Sweeney N.B. et al. Outcomes of maternal-newborn dyads after maternal SARS-CoV-2 // Pediatrics. 2020. Vol. 146, N 4.

19. Di Mascio D., Khalil A., Caccone G., Rizzo G., Buca D., Liberati M. et al. Outcome of coronavirus spectrum infections (SARS, MERS, COVID-19) during pregnancy: a systematic review and meta-analysis // Am. J. Obstet. Gynecol. MFM. 2020. Vol. 2, N 2. Article ID 100107.

20. Chamseddine R.S. et al. Pregnancy and neonatal outcomes in SARS-CoV-2 infection: a systematic review // J. Pregnancy. 2020. Vol. 2020. Article ID 45924.

21. Suy A. et al. Gestation and COVID-19: clinical and microbiological observational study (Gesta-COVID19) // BMC Pregnancy Childb. 2021. Vol. 21, N 1. P. 4-9.

22. Patane L. et al. Vertical transmission of coronavirus disease 2019: severe acute respiratory syndrome coronavirus 2 RNA on the fetal side of the placenta in pregnancies with coronavirus disease 2019-positive mothers and neonates at birth // Am. J. Obstet. Gynecol. MFM. 2020. Vol. 2, N 3. Article ID 100145.

23. Vivanti A.J. et al. Transplacental transmission of SARS-CoV-2 infection // Nat. Commun. 2020. Vol. 11, N 1. P. 1-7 .

24. Penfield C.A. et al. Detection of severe acute respiratory syndrome coronavirus 2 in placental and fetal membrane samples // Am. J. Obstet. Gynecol. MFM. 2020. Vol. 2, N 3. Article ID 100133.

25. Leung C.W. et al. SARS in newborns and children // Biol. Neonate. 2004. Vol. 85, N 4. P. 293-298.

26. De Rose D.U., Piersigilli F., Ronchetti M.P. et al. Novel Coronavirus disease (COVID-19) in newborns and infants: what we know so far // Ital. J. Pediatr. 2020. Vol. 46, N 1. P. 4-11.

27. Goh X.L., Low Y.F., Ng C.H., Amin Z.N.Y. Incidence of SARS-CoV-2 vertical transmission: a metaanalysis // Prenat. Diagn. 2020. Vol. 40, N 13. P. 1759-1761.

28. Wiersinga W.J. et al. Pathophysiology, transmission, diagnosis, and treatment of coronavirus disease 2019 (COVID-19): a review // JAMA. 2020. Vol. 324, N 8. P. 782-793.

29. Hosier H. et al. SARS-CoV-2 infection of the placenta // J. Clin. Invest. 2020. Vol. 130, N 9. P. 4947-4953.

30. Infecting C.S., Graham A.L. Potential maternal and infant outcomes from coronavirus 2019-NCOV (SARS-CoV-2) infecting pregnant women: lessons from SARS, MERS, and other human coronavirus infections // Viruses. 2020. Vol. 12, N 2. P. 1-16.

31. Simoes e Silva A.C., Leal C.R.V. Is SARS-CoV-2 vertically transmitted? // Front. Pediatr. 2020. Vol. 8. P. 1-5.

32. Vivanti A.J. et al. Transplacental transmission of SARS-CoV-2 infection // Nat. Commun. 2020. Vol. 11, N 1. P. 1-7.

33. Zeng H., Xu C., Fan J. et al. Antibodies in infants born to mothers with COVID-19 pneumonia // JAMA. 2020. Vol. 323, N 18. P. 1848-1849.

34. Zamaniyan M. et al. Preterm delivery, maternal death, and vertical transmission in a pregnant woman with COVID-19 infection // Prenat. Diagn. 2020. Vol. 40, N 13. P. 1759-1761.

35. Chen H., Guo J., Wang C., Luo F., Yu X., Zhang W. et al. Clinical characteristics and intrauterine vertical transmission potential of COVID-19 infection in nine pregnant women: a retrospective review of medical records // Lancet. 2020. Vol. 395, N 10 226. P. 809-815.

36. Song D. et al. Passive and active immunity in infants born to mothers with SARS-CoV-2 infection during pregnancy: prospective cohort study // BMJ Open. 2021. Vol. 11, N 7. Article ID e053036.

37. Rathberger K. et al. SARS-CoV-2 in pregnancy and possible transfer of immunity: assessment of peripartal maternal and neonatal antibody levels and a longitudinal follow-up // J. Perinat. Med. 2021. Vol. 49, N 6. P. 702-708.

38. Beharier O. et al. Efficient maternal to neonatal transfer of antibodies against SARS-CoV-2 and BNT162b2 mRNA COVID-19 vaccine // J. Clin. Invest. 2021. Vol. 131, N 13. Article ID e150319.

39. Demers-Mathieu V. et al. Difference in levels of SARS-CoV-2 S1 and S2 subunits- and nucleocapsid protein-reactive SIgM/IgM, IgG and SIgA/IgA antibodies in human milk // J. Perinatol. 2021. Vol. 41, N 4. P. 850-859.

40. Pace R.M. et al. Characterization of sars-cov-2 rna, antibodies, and neutralizing capacity in milk produced by women with covid-19 // mBio. 2021. Vol. 12, N 1. P. 1-11.

41. Bobik T.V. et al. Epitope-specific response of human milk immunoglobulins in covid-19 recovered women // Pathogens. 2021. Vol. 10, N 6. P. 705.

42. Chambers C. et al. Evaluation of SARS-CoV-2 in breastmilk from 18 infected women // medRxiv 2020. June 16.

43. Kimberlin D.W., Puopolo K.M. Breast milk and COVID-19: what do we know? // Clin. Infect. Dis. 2021. Vol. 72, N 1. P. 131-132.

44. Salvatore C.M., Han J.Y., Acker K.P., Tiwari P., Jin J., Brandler M. et al. Neonatal management and outcomes during the COVID-19 pandemic: an observation cohort study // Lancet Child Adolesc. Health. 2020. Vol. 4, N 10. P. 721-727.

45. Sivanandan S. et al. COVID-19 in neonates: a call for standardized testing // Indian Pediatr. 2020. Vol. 57, N 12. P. 1166-1171.

46. Amatya S. et al. Management of newborns exposed to mothers with confirmed or suspected COVID-19 // J. Perinatol. 2020. Vol. 40, N 7. P. 987-996.

47. Wyckoff A.S. AAP updates guidance on newborns whose mothers have suspected or confirmed COVID-19 // AAP News. 2020. P. 35-36.

48. Davanzo R. Breast feeding at the time of COVID-19: do not forget expressed mother's milk, please // Arch. Dis. Child. Fetal Neonatal Ed. 2020. Vol. 105, N 4. P. 455.

49. Davanzo R. et al. Breastfeeding and coronavirus disease-2019: ad interim indications of the Italian Society of Neonatology endorsed by the Union of European Neonatal & Perinatal Societies // Matern. Child Nutr. 2020. Vol. 16, N 3. P. 1-8.

50. Методические рекомендации "Организация оказания медицинской помощи беременным, роженицам, родильницам и новорожденным при новой коронавирусной инфекции COVID-19". Министерство здравоохранения РФ. URL: https://static-0.minzdrav.gov.ru/system/at-tachments/attach es/000/057/333/original/0507 2021_MR_Preg_v4.pdf

ГЛАВНЫЕ РЕДАКТОРЫ
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Сухих Геннадий Тихонович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, директор ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Cавельева Галина Михайловна
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии педиатрического факультета ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Радзинский Виктор Евсеевич
Член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии с курсом перинатологии медицинского факультета ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов»
РОСМЕДОБР 2021
Вскрытие
Медицина сегодня
III Конгресс "Психическое здоровье человека XXI века"

ДЕТИ. ОБЩЕСТВО. БУДУЩЕЕ. III Конгресс "Психическое здоровье человека XXI века" Более 10 тысяч медицинских и немедицинских специалистов в сфере охраны психического здоровья, а также представителей социально-ориентированных НКО, деловых кругов, СМИ из 37 стран стали...

II Национальный междисциплинарный конгресс "Времена года. Женское здоровье от юного до серебряного и золотого возраста".

Пресс-релиз 21 и 22 октября 2021 года состоится II Национальный междисциплинарный конгресс "Времена года. Женское здоровье от юного до серебряного и золотого возраста" . Конгресс будет посвящен 20-летию Российской Ассоциации Маммологов и 15-летию первой кафедры клинической...

VIII Байкальские офтальмологические чтения "Визуализация в офтальмологии. Настоящее и будущее"

VIII Байкальские офтальмологические чтения "Визуализация в офтальмологии. Настоящее и будущее" 4-5 декабря 2021 года состоится Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием VIII Байкальские офтальмологические чтения "Визуализация в офтальмологии....


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»