Задержка роста плода: причины и факторы риска

Резюме

В статье рассмотрены вопросы влияния задержки роста плода на последующую жизнь ребенка и взрослого человека, изучены причины развития этой патологии, материнские и плодовые факторы риска, роль инфекции. Дана оценка заболеваемости беременных острыми респираторными вирусными инфекциями, в том числе гриппом и COVID-19; проанализировано влияние этих инфекций на характер течения беременности, состояние плода и новорожденного. Представлены результаты эффективного лечения генитальных инфекций и простого герпеса с использованием комбинированных препаратов интерферона Вагиферон® и Герпферон®.

Сделан акцент на проведении неспецифической профилактики и своевременного лечения респираторных вирусных инфекций у беременных с применением лекарственного препарата рекомбинантного интерферона альфа-2b Гриппферон®, способствующего снижению частоты развития осложнений беременности и перинатальной патологии.

Ключевые слова:беременность, задержка роста плода, факторы риска, профилактика, препараты интерферона, Вагиферон, Герпферон, Гриппферон

Финансирование. Авторы заявляют об отсутствии спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования - Посисеева Л.В.; сбор и обработка материала - Посисеева Л.В., Киселева О.Ю., Глик М.В.; написание текста - Посисеева Л.В., Киселева О.Ю.

Для цитирования: Посисеева Л.В., Киселева О.Ю., Глик М.В. Задержка роста плода: причины и факторы риска // Акушерство и гинекология: новости, мнения, обучение. 2021. Т. 9, № 2. С. 92-99. DOI: https://doi.org/10.33029/2303-9698-2021-9-2-92-99

Задержка роста плода (ЗРП) считается одной из основных причин перинатальной заболеваемости и смертности, интегральным показателем патологии плода с неблагоприятным влиянием на последующую жизнь ребенка и взрослого человека в качестве фактора риска нарушений здоровья, в том числе репродуктивного [1]. У девочек, рожденных с ЗРП, в пубертате отмечается формирование признаков гипогонадизма, снижение показателей овариального резерва [2], а в последующем - снижение репродуктивного потенциала и более раннее наступление менопаузы [3].

Низкий вес при рождении ассоциирован с синдромом дисплазии соединительной ткани и его последствиями [4]. Известна связь ЗРП с повышенным риском развития метаболического синдрома, сердечно-сосудистых заболеваний, ожирения, диабета 2-го типа, астмы и ранней смерти [5-10].

Эта патология связана с замедлением формирования и созревания органов, нарушением функционирования биологических систем, сниженной иммунологической реактивностью и адаптационными резервами. Частота ЗРП при доношенной беременности составляет 64,0V, при недоношенной беременности и рождении ребенка с массой тела >1000 г - 163,1 ‰ [11]. Задержка роста у детей с массой тела при рождении <1000 г выявляется с еще более высокой частотой: от 28,5 до 38% - и это важно учитывать в прогнозе шансов их выживания, прежде всего в связи с отставанием темпов развития нейроэндокринной системы [12-14].

В связи с этим представляется очевидной и необходимой оценка типа физического развития у детей, особенно с экстремально низкой массой тела при рождении: физиологический, соответствующий гестационному возрасту, или ретардантный, с отставанием темпов роста (встречается чаще) или с опережением (акселерацией), что выявляется значительно реже. Эта оценка типа физического развития основывается на данных соответствия гестационному возрасту ребенка его массы, длины тела, площади плаценты и состояния децидуальной оболочки [12].

При ЗРП всегда имеет место плацентарная недостаточность (ПН) (100% случаев) [15], в то же время при ПН развитие ЗРП отмечается в 20-80% случаев [16]. Основной формой остается хроническая декомпенсированная, постепенно нарастающая ПН [17].

Отмечается полиэтиологичность ПН и ЗРП. Известно, что причинами ЗРП могут служить материнские, плодовые и плацентарные факторы. Факторы риска ЗРП принято делить на временные периоды их воздействия: ранние и поздние.

Ранние материнские факторы предусматривают неблагоприятное влияние различных причин (прежде всего инфекционных, генетических и эндокринных) на яйцеклетку, эндометрий, спиральные артерии, плод и плаценту ранних сроков. С влиянием ранних факторов связано развитие трофобластической, эндометриальной или смешанной трофобласт-эндометриальной недостаточности, нарушение ремоделирования спиральных артерий в связи с эндотелиальной дисфункцией при заболеваниях матери и/или слабой активности трофобласта [18].

Поздние материнские факторы действуют уже на сформированную плаценту и плод с 16 нед беременности. Среди поздних факторов преобладают инфекционные, часто - на фоне неинфекционных экстрагенитальных заболеваний матери и осложнений беременности [16].

Плодовые факторы, отражающие прежде всего роль отцовского компонента, влияют на формирование плаценты, ее антигенную и функциональную активность. Экспрессия на трофобласте отцовских генов главного комплекса гистосовместимости регулирует не только иммунный ответ матери, но и синтез стероидных гормонов, цАМФ, процессы эмбриогенеза.

При ЗРП отмечается нарушение иммунорегуляции. Изменение экспрессии HLA-G- и HLA-Е-антигенов отцовского происхождения может приводить к индукции слабых защитных иммунных реакций матери со сниженной активацией моноцитов и децидуальных макрофагов, локальным снижением факторов роста, низким уровнем блокирующих антител, регуляторных клеток, нарушениями апоптоза [19-22]. С другой стороны, отмечается избыточность реакций Т-хелперов 1-го типа, сопровождающих и обеспечивающих поддержку воспалительных и аутоиммунных реакций [23].

При беременности, осложненной ЗРП, наблюдаются значительные изменения функциональной активности периферических В-лимфоцитов у женщин, которые зависят от реализации данной патологии у плода и ее тяжести, формируя патологический антителозависимый иммунный ответ [24]. Подобный ответ материнского организма может быть обусловлен как генетической предрасположенностью к слабой силе иммунного ответа на плодово-плацентарные антигены, так и особенностями реагирования материнской иммунной системы на определенные МНС-антигены отцовского происхождения.

При ЗРП нарушена не только антигенная, но и функциональная активность трофобласта со снижением продукции трофобласт-специфического p-гликопротеида (ТБГ), недостаточной продукцией протеаз и нарушением контроля депозиции фибрина со стороны клеток трофобласта [25, 26]. Известно, что высокие дозы ТБГ в опытах in vitro снижают продукцию провоспалительных цитокинов IL-6, IL-8, IL-17, IFN-γ, TNF-α, оказывая фетопротективный эффект [27], а пониженные отменяют необходимую для защиты плода иммуносупрессию [28]. Эти изменения способствуют патологии имплантации.

Фенотипические проявления ЗРП зависят от этиологии, длительности, выраженности патологического процесса и срока беременности. Среди механизмов развития ЗРП прежде всего выделяют нарушение клеточного роста.

Нормальное развитие эмбриона и плода условно подразделяют на 3 фазы. В первые 16 нед беременности процессы, происходящие в клетках плода, в основном связаны с гиперплазией. От 16 до 32 нед к гиперплазии присоединяется клеточная гипертрофия. Гипертрофические процессы доминируют над гиперпластическими в последние 8 нед беременности [29].

При раннем развитии ПН уменьшается количество клеток плодовых тканей, что проявляется симметричным отставанием роста фетометрических параметров плода и плаценты.

Позднее развитие ПН типично для асимметричной формы, оно характеризуется уменьшением размеров клеток, что приводит к изменению размеров органов, которые растут преимущественно в поздние сроки беременности. Симметричная форма ЗРП встречается в 10-30% случаев, как правило, она связана с наследственными заболеваниями, хромосомными аберрациями, персистирующими инфекционными заболеваниями и недостаточным питанием матери, аномалиями развития плода, курением, алкоголизмом. Асимметричная форма составляет 70-90% ЗРП, она обусловлена заболеваниями матери и осложнениями беременности [30].

Не вызывает сомнения роль инфекционного фактора в генезе ЗРП. С одной стороны, ЗРП - один из наиболее часто встречающихся симптомов внутриутробного инфицирования, с другой - предрасполагает к антенатальному инфицированию.

При развитии хронической декомпенсированной ПН в плаценте во всех случаях (100%) констатируется бактериально-вирусная инфекция и, как следствие, воспаление: циркуляторно-метаболическая недостаточность плаценты (100%), редукция капиллярного русла ворсин (34,3%), гипоплазия плаценты (53%), нарушение ремоделирования спиральных артерий (42%), недоразвитие адаптивных и компенсаторных процессов (67,8%), острые и хронические нарушения материнско-плодового кровообращения (30,2%) [31].

В подавляющем большинстве случаев источником инфекции для плода становится мать. Носительство матерью не только патогенной, но даже условно-патогенной микрофлоры (УПМ) влияет на течение беременности, родов и состояние здоровья детей [32]. При развитии угрозы прерывания и преэклампсии у женщин чаще обнаруживаются активная герпетическая и микоуреаплазменная инфекция, при рождении детей с ЗРП - уреаплазменная и хламидийная [33].

Особого внимания заслуживает инфицирование беременных при острых респираторных вирусных инфекциях (ОРВИ), прежде всего при гриппе и новой коронавирусной инфекции [34-36]. Беременные составляют группу высокого риска по неблагоприятному течению респираторных инфекций [37]. Число осложнений ОРВИ, особенно в период эпидемий, достигает 20-30%. Для беременных характерны длительное течение ОРВИ и склонность к хронизации патологических процессов на фоне физиологического иммунодефицита.

Очевидно, что физиологическая иммуносупрессия при беременности усиливается воздействием вирусов на иммунную систему [38]. При ОРВИ развивается вирусемия, вирусы попадают с плазмой крови матери в ворсины хориона, которые становятся входными воротами для вируса и непосредственно вовлекаются в инфекционный процесс. В организме беременной вирусы респираторной группы приводят к развитию ПН, ЗРП и хронической гипоксии плода [39].

Среди факторов риска высокой восприимчивости к ОРВИ у беременных отмечают фоновые заболевания органов дыхания и ЛОР-органов, вагиниты и вагиноз, курение, заболевания сердечно-сосудистой системы, почек, дефицит или избыток массы тела. Среди основных осложнений после перенесенных гриппа и ОРВИ чаще всего регистрируются ПН (64%), ЗРП (9%), угроза прерывания беременности (36%), гипоксия плода в родах (12%), церебральная ишемия (20%), внутриутробная пневмония (2%) [40].

В настоящее время в качестве возбудителя внебольничной пневмонии с атипичным течением приобрела актуальность новая коронавирусная инфекция (возбудитель SARS-CoV-2). Отмечается, что заболеваемость беременных COVID-19 значительно выше, чем в популяции [41]. Частота преждевременных родов у пациенток с COVID-19 составляет 14,3-25,0%, преэклампсии - 5,9%, выкидышей - 14,5%, преждевременного разрыва плодных оболочек - 9,2% и ЗРП - 2,8-25,0% [42, 43].

Между тем имеющихся на сегодняшний день научных и клинических данных недостаточно для полноценной оценки перинатальных исходов у беременных с COVID-19 [44]. Можно допустить, что иммунологические и физиологические изменения, происходящие при беременности, способны повысить восприимчивость беременных к ОРВИ. Иммунная система в плаценте у инфицированных беременных гораздо более активна, чем у неинфицированных. В то же время сам вирус SARS-CoV-2 чрезвычайно редко идентифицируют в плаценте зараженных матерей.

До сих пор неизвестно, что именно приводит к негативным последствиям: проникновение вируса в плаценту или чрезмерная активация иммунной системы матери [45].

Проблема ведения беременных с инфекционными заболеваниями заключается в сложности этиотропного лечения, когда применение большинства антибактериальных, противовирусных препаратов и иммуномодуляторов противопоказано. В связи с этим особую актуальность приобретает дородовая подготовка супружеской пары, в первую очередь направленная на идентификацию инфекционного агента, его элиминацию или ослабление активности. На первом этапе остается важным проведение инфекционного скрининга, вакцинация серонегативных женщин против перинатально значимых инфекций, сезонного гриппа, COVID-19 и санация очагов хронических инфекционных заболеваний (особенно урогенитальной локализации) [46, 47].

При местном лечении неспецифических воспалительных и дисбиотических процессов влагалища и шейки матки применяют антибактериальные, противогрибковые и противовирусные препараты, при герпетических поражениях кожи и слизистых - противогерпетические мази. В комплексной рациональной терапии среди современных средств противовоспалительной, антибактериальной и противовирусной направленности в настоящее время видное место принадлежит лекарственным средствам, содержащим интерфероны (ИФН) [48].

Препаратом выбора для лечения вагинальных инфекций может служить отечественный оригинальный лекарственный препарат Вагиферон® в форме суппозиториев вагинальных. В его состав входят ИФН альфа-2Ь человеческий рекомбинантный (≥50 000 МЕ), метронидазол (250 мг), флуконазол (150 мг), в качестве вспомогательного средства - борная кислота.

ИФН альфа-2b человеческий рекомбинантный оказывает противовирусное и иммуномодулирующее действие, метронидазол обеспечивает противомикробный и противопротозойный (в том числе при трихомониазе) эффекты, флуконазол обладает противогрибковой активностью.

Борная кислота выполняет роль консерванта и антисептика, способствует поддержанию pH влагалищного содержимого на физиологическом уровне.

Препарат Вагиферон® назначается интравагинально по 1 суппозиторию 1 раз в сутки на ночь в течение 10 дней. Результаты клинического исследования Вагиферона в терапии небеременных женщин с бактериальным вагинозом, неспецифическими вагинитами и цервицитом показали его высокую клиническую и микробиологическую эффективность, хорошую переносимость и снижение частоты рецидивов [49-53]. Высокая антибактериальная и противовирусная активность Вагиферона обнаружена также при лечении женщин с сочетанными воспалительными вирусиндуцированными заболеваниями шейки матки и влагалища [54].

К базовым видам терапии герпетических поражений кожи и слизистых оболочек, а также генитального герпеса -одного из ведущих факторов риска ЗРП - относится в том числе местное применение специфических мазей.

Оригинальный комбинированный лекарственный препарат Герпферон® (ИФН альфа-2b + ацикловир + лидокаин), помимо двойного противовирусного, обладает также обезболивающим и противозудным эффектами. Пациентам (как женщинам, так и мужчинам) с герпетической инфекцией при первичных и рецидивирующих поражениях кожи и слизистых оболочек рекомендуется Герпферон®, мазь для местного и наружного применения, как в виде моно-, так и в составе комбинированной терапии с системными противовоспалительными и иммуномодулирующими средствами [55].

Для профилактики гриппа и ОРВИ, в том числе инфекции COVID-19, особенно в период беременности, следует рекомендовать оригинальный лекарственный препарат Гриппферон®, капли и спрей назальные, содержащий в составе ИФН альфа-2b человеческий рекомбинантный (≥10 000 МЕ/мл).

Гриппферон® - оригинальный лекарственный препарат рекомбинантного ИФН альфа-2Ь c противовирусной, иммуномодулирующей и противовоспалительной активностью. Гриппферон® действует в месте первичного внедрения и размножения респираторных вирусов - в эпителиальных клетках слизистой оболочки носа [56]. Противовирусное действие ИФН альфа-2b заключается в создании защитных механизмов в неинфицированных вирусом клетках, препятствующих проникновению в них вируса и сборке вирионов.

Иммуномодулирующее действие ИФН альфа-2b состоит в активации макрофагов, цитотоксических Т- и NK-клеток (естественных киллеров), усилении фагоцитоза и экспрессии антигенов главного комплекса гистосовместимости, стимуляции пролиферации и дифференцировки клеток костного мозга, что значительно повышает эффективность противовирусной защиты. Противовоспалительный эффект опосредован реакциями иммунной системы, усиленными под влиянием ИФН альфа-2b. Эффективен в отношении корона-, рино- и аденовирусов, вирусов гриппа и парагриппа [58]. Препарат показан для профилактики и лечения ОРВИ у людей всех возрастных групп, т.е. не только у беременной, но и, что не менее важно, у всех членов ее семьи, включая детей и пожилых пациентов, независимо от их иммунного статуса [56-59].

Профилактика ОРВИ у беременных в период эпидемии с использованием препарата Гриппферон® позволяет снизить заболеваемость женщин в 2,2 раза и улучшить перинатальные исходы в 3,5 раза [40]. Включение Гриппферона в состав терапии ОРВИ у беременных расширяет возможности эффективной и безопасной терапии, приводит к быстрому улучшению клинической картины заболевания, существенному регрессу основных симптомов, ускорению сроков выздоровления [60].

В достаточном количестве представлены научные исследования об эффективности использования данного препарата у беременных с ОРВИ со снижением числа бактериальных осложнений и потребности в системной антибактериальной терапии [61]. Результаты проведенного клинико-иммунологического исследования доношенных новорожденных, у матерей которых в базовую терапию ОРВИ и гриппа в III триместре был включен препарат Гриппферон®, выявили более благоприятное клиническое течение неонатального периода и менее выраженное развитие общей воспалительной реакции организма [62]. Использование препарата рекомбинантного ИФН альфа-2b (Гриппферона) у беременных рекомендовано Минздравом России, в том числе при ОРВИ, гриппе и COVID-19 [4, 63].

Заключение

Следует признать, что проблема ЗРП далека от решения. Очевидными, но недооцененными следует считать отцовские факторы риска ЗРП, влияние их на диалог трофобласта с иммунными клетками децидуальной оболочки. Подготовка родителей, изменение их репродуктивного поведения вне и во время беременности (профилактика первичного инфицирования и реинфицирования), обеспечение здорового старта жизни имеют первостепенное значение. Необходимым остается совершенствование прегравидарной подготовки с целью привлечения к ней будущих отцов, поиск скрининговых маркеров формирования ПН и нарушений клеточного роста плода в ранние сроки беременности, а также методов их профилактики и коррекции. Для профилактики и лечения вирусных инфекций в семье (в том числе у беременных) рекомендовано широкое внедрение в практику отечественных препаратов рекомбинантного ИФН альфа-2b как безопасных и патогенетически обоснованных средств.

Литература

1. Макаров И.О., Юдина Е.В., Боровкова Е.И. Задержка роста плода. Москва : МЕДпресс-информ 2012. 56 с.

2. Данькова И.В., Мелкозерова О.А., Гончарова С.В. Овариальный резерв у девочек-подростков, родившихся с задержкой внутриутробного роста // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2015. Т. 14, № 3. С. 39-43.

3. Хурасева А.Б. Особенности перименопаузального периода у женщин в зависимости от массы тела при рождении // РМЖ. Мать и дитя. 2018. Т. 1, № 1. С. 40-43.

4. Хурасева А.Б., Кузнецова И.В. Взаимосвязь массы тела при рождении с риском сердечно-сосудистой патологии и возможности кардиоваскулярной профилактики // Медицинский алфавит. 2019. Т. 4, № 33 (408). С. 15-30.

5. Min Mu, Song Ye, Ming-Jie Bai, Guo-Li Liu, Yuan Tong, Su-Fang Wang et al. Birth weight and subsequent risk of asthma: a systematic review and meta-analysis // Heart Lung Circ. 2014. Vol. 23, N 6. P. 511-519. DOI: https://doi.org/10.1016/j.hlc.2013.11.018

6. Saleem T., Sajjad N., Fatima S., Habib N., Ali S.R., Qadir M. Intrauterine growth retardation - small events, big consequences // Ital. J. Pe-diatr. 2011. Vol. 37. P. 41. DOI: https://doi.org/10.1186/1824-7288-37-41

7. Thorn S.R., Rozance P.J., Brown L.D., Hay W.W. Jr. The intrauterine growth restriction phenotype: fetal adaptations and potential implications for later life insulin resistance and diabetes // Semin. Reprod. Med. 2011. Vol. 29, N 3. P. 225-236. DOI: http://doi:10.1055/s-0031-1275516

8. Marciniak A., Patro-Matysza J., Kimber-Trojnar Z., Marciniak B., Oleszczuk J., Leszczynska-Gorzelak B. Fetal programming of the metabolic syndrome // Taiwan. J. Obstet. Gynecol. 2017. Vol. 56, N 2. P. 133-138. DOI: http://doi:10.1016/j.tjog.2017.01.001

9. Белоусова Т.В., Андрюшина И.В. Задержка внутриутробного развития и ее влияние на состояние здоровья. Современные подходы к вскармливанию детей // Лечащий врач. 2018. № 9. С. 50-59.

10. Нагаева Е.В., Ширяева Т.Ю. "Внутриутробное программирование" гормонально-метаболических процессов и синдром задержки внутриутробного развития // Проблемы эндокринологии. 2010. Т. 56, № 6. С. 32-40.

11. Основные показатели здоровья матери и ребенка, деятельность службы охраны детства и родовспоможения в Российской Федерации. Москва, 2018.

12. Перетятко Л.П., Кулида Л.В., Проценко Е.В. Морфология плодов и новорожденных с экстремально низкой массой тела. Иваново : Иваново, 2005. 384 с.

13. Горюнова А.Г., Симонова М.С., Мурашко А.В. Синдром задержки роста плода и адаптация плаценты // Архив акушерства и гинекологии им. В.Ф. Снегирева. 2016. Т. 3, № 2. С. 76-80.

14. Логвинова И.И., Емельянова А.С. Факторы риска рождения маловесных детей, структура заболеваемости, смертности // Российский педиатрический журнал. 2000. № 4. С. 50-54.

15. Будюхина О.А. Синдром задержки развития плода - современный взгляд на проблему (обзор литературы) // Проблемы здоровья и экологии. 2009. Т. 1, № 19. С. 84-89.

16. Кулаков В.И., Орджоникидзе Н.В., Тютюник В.А. Плацентарная недостаточность и инфекция. Москва 2004. 494 с.

17. Ульянина Е.В., Ахмадеев Н.Р., Хайруллина Г.Р. Патология плаценты при задержке роста плода - эхографические и морфологические признаки критического состояния // Казанский медицинский журнал. 2016. Т. 97, № 6. С. 869-872.

18. Кузнецов Р.А., Перетятко Л.П., Рачкова О.В. Морфологические критерии первичной плацентарной недостаточности // Вестник РУДН. Серия Медицина. Акушерство и гинекология. 2011. № 5. С. 34-39.

19. Посисеева Л.В., Тулупова М.С., Хамошина М.Б. Мужской фактор невынашивания беременности: взгляд на проблему // Доктор Ру. Эндокринология. Часть II. 2013. № 7-2 (85). С. 56-60.

20. Тимохина Е.В. Патогенетические механизмы развития синдрома задержки роста плода и проблемы лечения // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2012. Т. 11, № 2. С. 17-20.

21. Кудряшова А.В., Сотникова Н.Ю., Посисеева Л.В., Панова И.А., Веденеева М.В. Роль иммунной системы в формировании задержки внутриутробного развития плода. Иваново : Иваново, 2009. 240 с.

22. Сотникова Н.Ю., Веденеева М.В., Посисеева Л.В., Кудряшова A.B. Генная регуляция иммунного апоптоза в периферической крови при синдроме задержки развития плода // Медицинская иммунология. 2005. Т. 7, № 2-3. С. 191.

23. Авруцкая В.В. Динамика продукции интерлейкинов у женщин с осложненным течением беременности // Российский вестник акушера-гинеколога. 2008. № 3. С. 45-48.

24. Фролова М.В., Сотникова Н.Ю. Особенности функциональной активности периферических В-лимфоцитов у женщин при беременности, осложненной задержкой роста плода // Вестник Ивановской медицинской академии. 2016. Т. 21, № 4. С. 15-19.

25. Посисеева Л.В., Назаров С.Б., Татаринов Ю.С. Белки репродуктивной системы человека в акушерстве и гинекологии. Иваново : Иваново, 2006. 240 с.

26. Lanir N., Aharon A., Brenner B. Haemostatic mechanisms in human placenta // Best Pract. Res. Clin. Haematol. 2003. Vol. 16, N 2. P. 183-195.

27. Раев М.Б., Литвинова Л.С., Юрова К.А., Дунец Н.А., Хазиахматова О.Г., Тимганова В.П. и др. Роль трофобластического b1-гликопротеина в регуляции цитокинового и хемокинового профиля интактных моно-нуклеарных клеток // Доклады Академии наук. 2017. Т. 475, № 3. С. 349-352.

28. Заморина С.А., Раев М.Б. Изучение иммуномодулирующих эффектов трофобластического р1-гликопротеина человека // Физиология человека. 2015. Т. 41, № 1. С. 117-123.

29. Малевич Ю.К., Шостак Ю.К. Фетоплацентарная недостаточность. Минск : Беларусь, 2007. 157 с.

30. Будюхина О.А. Синдром задержки развития плода - современный взгляд на проблему (обзор литературы) // Проблемы здоровья и экологии. 2009. Т. 1, № 19. С. 83-89.

31. Посисеева Л.В., Перетятко Л.П., Кулида Л.В., Хамошина М.Б. Плацентарные факторы мертворождаемости: возможности профилактики // Российский вестник акушера-гинеколога. 2014. Т. 14, № 5. С. 83-86.

32. Субботина Ю.А., Тимофеев В.П., Нечаев В.В., Александрова М.В. Значение условно-патогенной микрофлоры на течение беременности, родов и исходный уровень состояния здоровья детей раннего возраста : информационное письмо для руководителей ЦГСЭН, учреждений лечебно-профилактической помощи матерям и детям, гигиенистам, эпидемиологам, семейным врачам, врачам-интернам, студентам медицинских вузов. Санкт-Петербург, 2000. 7 с.

33. Посисеева Л.В., Панова И.А., Сотникова Н.Ю., Кудряшова А.В., Лукина Н.С. Ранние прогностические критерии характера течения беременности у женщин с маркерами урогенитальной инфекции // Акушерство и гинекология. 2009. № 2. С. 23-27.

34. Организация оказания медицинской помощи беременным, роженицам, родильницам и новорожденным при новой коронавирусной инфекции COVID-19 : Методические рекомендации Минздрава России, Москва, 2020. 55 с.

35. Руководство по амбулаторно-поликлинической помощи в акушерстве и гинекологии / под ред. В.Е. Радзинского. 2-е изд., перераб. и доп. Москва : ГЭОТАР-Медиа 2014. 944 с.

36. Ковалев Е.В., Занько Ю.В., Трубкина Т.Ю. Факторы риска задержки роста плода, связанные с состоянием здоровья и образом жизни беременной женщины // Мать и дитя в Кузбассе. 2014. Т. 4, № 59. С. 24-28.

37. Акушерство: национальное руководство / под ред. Г.М. Савельевой, Г.Т. Сухих, В.Н. Серова, В.Е. Радзинского. Москва : ГЭОТАР-Медиа, 2016. С. 393-400.

38. Киселев О.И. Иммуносупрессия при беременности и грипп // Вопросы вирусологии. 2012. Т. 57, № 6. С. 5-8.

39. Колобухина Л.В., Львов Д.К., Бурцева Е.И. Медицинская вирусология. Москва : МИА, 2008. С. 176-182.

40. Кравченко Е.Н., Куклина Л.В. Акушерские и перинатальные исходы у беременных в период эпидемии гриппа и острых респираторных вирусных инфекций. Эффективность профилактических мер // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2018. Т. 4, № 17. С. 92-96. DOI: http://doi:10.20953/1726-1678-2018-4-92-96

41. Белокриницкая Т.Е., Артымук Н.В., Филиппов О.С., Шифман Е.М. Особенности течения COVID-19 у беременных Дальнего Востока и Сибири // Проблемы репродукции. 2020. Т. 26, № 3. С. 85-91.

42. Jafari M., Pormohammad A., Sheikh Neshin S.A., Ghorbani S., Bose D., Alimohammadi S. et al. Clinical characteristics and outcomes of pregnant women with COVID-19 and comparison with control patients: a systematic review and meta-analysis // Rev. Med. Virol. 2021. Jan 2. Article ID e2208. DOI: http://doi:10.1002/rmv.2208 PMID: 333 87448.

43. Diriba K., Awulachew E., Getu E. The effect of coronavirus infection (SARS-CoV-2, MERS-CoV, and SARS-CoV) during pregnancy and the possibility of vertical maternal-fetal transmission: a systematic review and meta-analysis // Eur. J. Med. Res. 2020. Vol. 25, N 1. P. 39. DOI: http://doi:10.1186/s40001-020-00439-w

44. Беженарь В.Ф., Зазерская И.Е., Беттихер О.А., Нестеров И.М., Баутин А.Е. Спорные вопросы акушерской тактики при ведении беременности и родоразрешении пациенток с новой коронавирусной инфекцией COVID-19 // Акушерство и гинекология. 2020. № 5. С. 13-21.

45. Lu-Culligan A., Chavan A.R., Vijayakumar P., Irshaid L., Cour-chaine E.M., Milano K.M. et al. Maternal respiratory SARS-CoV-2 infection in pregnancy is associated with robust inflammatory response at the maternal-fetal interface // Medicine. 2021. Epub 2021 April 22. DOI: http://doi:10.1016/j.medj.2021.04.016

46. Прегравидарная подготовка: клинический протокол / автор-разработчик : В.Е. Радзинский и др. Москва : Редакция журнала Status-Praesens, 2016. 80 с.

47. Арестова И.М., Киселева Н.И., Жукова Н.П., Дейкало Н.С. Диагностика, лечение и профилактика некоторых инфекций, специфичных для перинатального периода. Особенности подготовки к беременности // Охрана материнства и детства. 2015. Т. 1, № 25. С. 41-51.

48. Иммунотерапия : руководство для врачей / под ред. Р.М. Хаитова, Р.И. Атауллаханова. Москва : ГЭОТАР-Медиа 2018. 768 с.

49. Рогожина И.Е., Столярова У.В., Нейфельд И.В. Оптимизация лечения патологии шейки матки у женщин с рецидивирующими неспецифическими цервицитами и вагинитами // Фарматека. 2017. Т. 3, № 336. С. 31-35.

50. Кравченко Е.Н. Иммунокорригирующая терапия в комплексном лечении неспецифического бактериального вагинита // Акушерство и гинекология: новости, мнения, обучение. 2015. Т. 1, № 7. С. 49-53.

51. Олина А.А., Метелева Т.А. Современные возможности терапии больных с неспецифическими инфекционными заболеваниями влагалища // Российский вестник акушера-гинеколога. 2016. Т. 16, № 6. С. 89-94.

52. Бойко Е.Л., Малышкина А.И., Васильева Т.П., Ковалева А.В. Вагиферон в терапии бактериального вагиноза и бактериально-вирусной микст-инфекции у небеременных женщин // Эффективная фармакотерапия. Акушерство и гинекология. 2012. № 5. С. 22-25.

53. Метелкина С.А., Аверина Д.М., Купцова Л.В., Гурьев Д.Л. Опыт применения комбинированного лекарственного препарата для местного применения Вагиферон® в лечении бактериального вагиноза // Журнал акушерства и женских болезней. 2015. Т. 64, № 4. С. 95-98.

54. Аминодова И.П., Посисеева Л.В. Эффективность Вагиферона в лечении небеременных женщин с острым вагинитом и сопутствующим цервицитом // Ремедиум. Консилиум. Акушерство и гинекология. 2017. Т. 3, № 153. С. 22.

55. Корягина М.С., Посисеева Л.В. Герпферон: опыт применения при герпесвирусной инфекции // Эффективная фармакотерапия. Дерматовенерология и дерматокосметология. 2015. Т. 2, № 33. С. 14-16.

56. Гапонюк П.Я., Дорошенко Е.М. Роль российского препарата Гриппферон в лечении и профилактике гриппа и других ОРВИ // Поликлиника. 2008. № 5. С. 22-26.

57. Ющук Н.Д., Хадарцев О.С. Использование интерферонов в профилактике и лечении респираторных вирусных инфекций у взрослых и детей // Лечащий врач. 2018. № 3. С. 67-72.

58. Краснов В.В. Эффективность рекомбинантного интерферона-альфа в лечении и профилактике ОРВИ // Вопросы практической педиатрии. 2016. Т. 11, № 4. С. 44-52.

59. Бурцева Е.И., Мукашева Е.А., Росаткевич А.Г. Основные направления эффективной профилактики гриппа в современных условиях // Эпидемиология и вакцинопрофилактика. 2017. Т. 16, № 5 (96). С. 80-86.

60. Надей Е.В., Нестерова К.И., Нечаева Г.И., Шупина М.И., Терещенко Ю.В. Место топических интерферонов в лечении острой респираторной вирусной инфекцией у беременных // Российский аллергологический журнал. 2017. Т. 14, № 1. С. 109-110.

61. Припутневич Т.В., Ачкасова Е.Н., Чубаров В.В., Гордеев А.Б. Острые респираторные заболевания и грипп в современном акушерстве: эпидемиологические особенности и проблемы диагностики: обзор литературы // Эпидемиология и вакцинопрофилактика. 2019. Т. 18, № 3. С. 89-97.

62. Башмакова Н.В., Чистякова Г.Н., Павличенко М.В., Ремизова И.И., Плюснина Н.Н., Бычкова С.В. Клинико-иммунологические особенности неонатального периода у новорожденных, матери которых перенесли ОРВИ и грипп в третьем триместре беременности // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2017. Т. 16, № 3. С. 14-23.

63. О профилактике и лечении гриппа и пневмонии у беременных : информационное письмо Министерства здравоохранения Российской Федерации от 28.12.2016. Москва, 2016. 13 с.

ГЛАВНЫЕ РЕДАКТОРЫ
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Сухих Геннадий Тихонович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, директор ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Cавельева Галина Михайловна
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии педиатрического факультета ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Радзинский Виктор Евсеевич
Член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии с курсом перинатологии медицинского факультета ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов»
Медицина сегодня
Конгресс "Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии"

21-й Всероссийский научно-практический конгресс "Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии" Этой осенью российские и зарубежные офтальмологи специалисты соберутся в Москве на одном из самых значимых и масштабных профессиональных мероприятий в...

Пост-релиз 17-й Международный Междисциплинарный Конгресс по Аллергологии и Иммунологии.

3 дня, 45 симпозиумов и рекордная явка в онлайне: как прошел 17-й Международный Междисциплинарный Конгресс по Аллергологии и Иммунологии С 23 по 25 июня в Москве на площадке конгресс-зала Radisson Slavyanskaya проходил 17-й Международный Междисциплинарный Конгресс по...

XIV Региональный научно-образовательный форум "Мать и Дитя"

XIV Региональный научно-образовательный форум "Мать и Дитя" и Пленум Правления Российского общества акушеров-гинекологов 28-30 июня 2021 года состоится в очном формате XIV Региональный научно-образовательный форум "Мать и Дитя" и Пленум Правления Российского общества...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»